Лидия Арсеньевна гр. Нессельроде

public profile

Is your surname гр. Нессельроде?

Research the гр. Нессельроде family

Лидия Арсеньевна гр. Нессельроде's Geni Profile

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Share

О {profile::pre} (Русский)

Медная Венера

  К примеру, графиня Аграфена Закревская, в девичестве Толстая (родственница Льва Николаевича), высокая, смуглая, статная красавица по прозвищу «Медная Венера». Она крутила головы многим, в том числе трем русским поэтам – Пушкину, Баратынскому и Вяземскому.
  Все трое запечатлели образ Аграфены Закревской в стихотворных строках. Все ее боготворили, а Александр Сергеевич даже чуточку побаивался: «Таи, таи свои мечты: боюсь их пламенной заразы, боюсь узнать, что знаешь ты…» Аграфена Закревская была супругой московского губернатора Арсения Закревского. Тоже примечательная фигура нашего прошлого! На смену мягкому и добродушному князю Щербатову Николай I поставил на Москву жесткого генерала Закревского, и 8 июня 1848 года он прибыл в Первопрестольную с неограниченными полномочиями искоренять любую крамолу. Москва была смущена «татарским управлением» Закревского, проявлением его «дикого произвола».
  Из его благих дел, пожалуй, можно лишь отметить замену масляных фонарей, от которых было много копоти, спиртовыми (а чтобы спирт не воровали, подмешивали в него скипидар – маленькая военная хитрость).
  Пока Закревский наводил порядок в Москве, его красавица жена, «Клеопатра Невы» (еще одно прозвище), вела светскую жизнь, полную удовольствий: грандиозные ужины, балы с иллюминацией, приемы, встречи, поклонники, любовники, «страшная баловщина», как выражались тогда москвичи.
  Разврат на паях
  У Аграфены Закревской росла единственная дочь Лидия. Генерал Закревский души в ней не чаял, но она более тяготела к матери – ей тоже хотелось танцевать на балах и кружить голову поклонникам. В конце концов материнские гены возобладали, и, став взрослой, Лидия с лихвой перещеголяла матушку. Она как бы вся налилась чувственностью и пороком. Мать, Аграфена Федоровна, почувствовала это и решила поскорее выдать ее замуж.
  Быстро подыскалась подходящая кандидатура – сын всесильного министра Карла Нессельроде – Дмитрий. В январе 1847 года его отозвали из Константинополя, где он служил секретарем посольства. Родители с двух сторон посчитали партию выгодной – деньги и знатность – и юную Лидию Закревскую бросили в объятия Дмитрия Нессельроде.
  Лидии муж оказался не по душе: скучный, неинтересный, и она решила проводить с ним время как можно меньше. Предлоги чисто женские: ах, у меня болит голова, ах, у меня слабые нервы, и мне надо съездить полечиться на воды.
  В конце концов Лидия Нессельроде обосновалась в Париже одна – муж оставался в России. Тут, во французской столице, сошлись три славянские красавицы: Лидия Нессельроде, Мария Калергис (ее муж был знатный грек) и княгиня Надежда Нарышкина – одна краше другой. Сошлись и, как мы говорим сегодня, оторвались по полной программе. Ходили слухи, что богатые русские красавицы «основали общество по разврату на паях» и вербовали для этой цели «героев-любовников из числа самых бесстыдных литераторов».
  Роман с Александром Дюма
  Кто же эти бесстыдные литераторы? Оказывается, замечательный французский поэт Альфред де Мюссе и Александр Дюма-сын. Мюссе «достался» Марии Калергис, а Лидии Нессельроде – младший Дюма.
  Дюма-отец рассказывал о том, как сын привел его «в один из тех элегантных парижских особняков, которые сдают вместе с мебелью иностранцам, и представил молодой женщине в пеньюаре из вышитого муслина, в чулках розового шелка и казанских домашних туфлях». Ее распущенные роскошные черные волосы ниспадали до колен.
  Она «раскинулась на кушетке, крытой бледно-желтым дамаском. По ее гибким движениям было ясно, что ее стан не стянут корсетом… Ее шею обвивали три ряда жемчугов. Жемчуга мерцали на запястьях и в волосах…» Дюма-сын потерял от нее голову, русская графиня казалась ему верхом совершенства. Но в марте 1851 года роман внезапно прекратился из-за вмешательства мужа Лидии. Дмитрий Нессельроде самолично прибыл в Париж, чтобы защитить репутацию жены, это «неопытное и очаровательное дитя», как он выразился, от посягательств «наглого французишки». То есть Лидия Нессельроде – невинная жертва, а Александр Дюма-сын – злодей и развратник. Конечно, Дюма не был никаким не развратником, он был неисправимым романтиком, верящим в любовь, и поэтому бросился вслед уезжающей из Франции чете Нессельроде. Однако на границе с русской Польшей он был остановлен: въезд ему был запрещен. Ондве недели ждал разрешения, но так его и не дождался, и вернулся на родину, где его утешила другая русская красавица – княгиня надежда Нарышкина, но это уже совсем другая история.
  И все-таки – развод
  Лидия Нессельроде вернулась в лоно семьи? Не тут-то было! Несмотря на то что она родила сына (от кого? – тоже интересный вопрос), семейная жизнь разбилась вдребезги. И Дмитрий Нессельроде отправил жену к отцу, сообщив в письме, что более жить с ней вместе не намерен. Мол, хватит, натерпелся. Годовалого сына Анатолия он оставил себе.
  Итак, после удовольствий и триумфов – полное фиаско: графиня Лидия Нессельроде оказалась в положении «соломенной вдовы» – муж жив, развод получить невозможно, Москва полна недоброжелательных слухов.
  В то время развод был прерогативой духовной власти, и Святейшему Синоду нужны были весьма веские причины для его разрешения: прелюбодеяние, неспособность супруга к брачному сожительству, пострижение в монашество и т. д. И тогда на помощь дочери пришел отец, московский градоначальник граф Закревский. Дело в том, что в «соломенную вдову» отчаянно влюбился его подчиненный, чиновник особых поручений Дмитрий Друцкой-Соколинский из древнего рода полоцких князей.
  Лидия Нессельроде ответила ему взаимным чувством. И чтобы официально соединить любящие сердца, отец в обход Синода выдал разрешение на вступление дочери во второй брак.
  Лидия Нессельроде было 33 года, жениху лишь исполнилось 26. Венчание состоялось 6 февраля 1859 года в сельской церкви в Шилкине Скопинского уезда Рязанской губернии. И через месяц молодые выехали за границу, подальше от посторонних глаз.
  Отец горько плакал
  Дальнейшая жизнь Лидии Нессельроде сложилась вроде бы благополучно (остепенилась, наверное), но за это благополучие пришлось расплатиться отцу. Граф Закревский засел за письмо императору Александру II, в котором во всем чистосердечно признался: «Вашему Величеству известна несчастная судьба единственной дочери моей… В продолжении семи лет я неоднократно старался восстановить добрые отношения между графом Нессельроде и моей дочерью, но все старания мои были напрасны… Между тем мысль, что после менядочь моя останется на произволе графа Дмитрия Нессельроде не давала мне покоя. Чувства мои отца долго боролись во мне с обязанностями гражданина и верноподданного… Я изнемог в этой борьбе и, возложив упование на Бога, благословил дочь мою на брак с отставным коллежским асессором князем Друцким-Соколинским…» Полное покаяние: «Я один виною этого незаконного поступка».
  Письмо Закревского возмутило императора, и Александр II начертал на нем: «После подобного поступка он не может оставаться на своем посту». Закревский был снят с московского губернаторства (он правил Москвою в течение 11 лет). Один из жандармских чинов доносил по инстанции: «Устранение графа Закревского, последовавшее так неожиданно, – всех удивило; самого же графа – глубоко огорчило. Он горько плакал…» Герой Аустерлица (орден святой Анны) и Бородина (орден Святого Владимира), граф Арсений Закревский пал на сражении любовном своей дочери.