Is your surname Landau?

Research the Landau family

Lyubov Landau's Geni Profile

Records for Lyubov Landau

94,386 Records

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Share

Lyubov Landau (Garkavi)

Birthdate:
Death: Died in St Petersburg, Russia
Immediate Family:

Daughter of Veniamin Garkavi
Wife of David Landau
Mother of Sofya Landau and Lev Landau, Nobel Prize in Physics, 1962
Sister of Grigoriy Garkavy

Managed by: Malka Mysels
Last Updated:

About Lyubov Landau

http://www.vestnik.com/issues/2004/0303/win/ryndina.htm

Russian to English translation The extraordinary energy of the grandmother helped her to get up, get an education and that is, to make herself. She was born in a small town near Mogilev in 1876, many children in a poor Jewish family, went to school for 12 miles and ended in Mogilev female high school at age 19. To support himself, rehearsing the school-girls, and at 21 he began teaching at a private school in Bobruisk, never ceasing to give private lessons to support herself and save money for the trip to Zurich (Switzerland) in 1897. There she went to study at the Faculty of Natural Science. A year later, she returned to Russia and decided to continue his education in St. Petersburg. I had to go cap in hand to the governor-general of St. Petersburg to obtain a residence permit. With a remarkable gift of persuasion, she got permission, without which the Jews could not settle in the capital. My grandmother was admitted to the midwife Helen Institute, graduated from it, and for some time without success took delivery. However, this is not stopped, and in 1899 joined the Women's Medical Institute (now the First Medical Institute) in St. Petersburg and graduated from it. She studied at the same time and earned their livelihood by working in a supernumerary member of the department of physiology at the same institute.

In 1905, she married David L. Landau and moved with him to Baku.

August 8, 1906 had a daughter, Sonya, and January 22, 1908 - son Lev. My grandmother has paid much attention to the education of children. Sonia Leva and taught languages, French and German, and captured them perfectly, took lessons gymnastics, studied piano, although both did not have a musical ear, and both did not like the music. Loew had already insisted on the certainty: if the fort was playing so loud that the walls were shaking, as if the piano - something so quietly that no one could hear at all. Since early childhood, with Loew showed remarkable mathematical abilities, my grandmother had to release him from making music. Sonia also studied music for 10 years and say, not bad play, but after school abruptly dropped the music and never again went to the piano. My father never talked to her since because of this the whole year. In general, the little family was stubborn, and difficult children. My mother told me that when a small Lowe put the thermometer, he wailed and protested fiercely, and even when the thermometer was taken out, he continued to yell: "I wish there was not a thermometer." "But he's not worth it." "I want him to have never stood." Even as a small child, he would not tolerate any violence on his person.

GRANDMA OF LABOR

But after having children, being very wealthy, the grandmother continued to work actively. For three years she practiced obstetrics and gynecology at a hospital in Balkhanov (in the oil fields near Baku, where he worked for his grandfather). Since 1911 - school-health officer at the Women's Gymnasium in Balkhanov, then in 1915-1916, during the First World War - the intern in the military hospital in Baku, and since 1916 - teacher in the Jewish school in Baku. Here I would like to quote an excerpt from an article by Jonathan I.Ben, and S. Avitsura, who were classmates in a small Leva this school, which he entered at age 8. (Their paper, "Together with the young Lev Landau," was published in "Proceedings of the conference devoted to 80th anniversary of Landau", held in Tel Aviv in June 1988) .1 On page 14-15, the authors write: "In September, 1916 Baku hosts in the Jewish Gymnasium. It was supposed teaching of Jewish children in Russian and Hebrew, plus a Bible study. " That's what they write about Lowe: "He was quiet, shy boy, although his attitude towards fellow practitioners, and even the teachers, there was something condescending. In class he was nicknamed "The Little Prince Lev." His achievements in natural sciences, far superior knowledge of his classmates, but as far as Hebrew and Yiddish, his knowledge were quite average. " Further, the authors write about her grandmother: "Love has taught science Veniaminovna in high school, but if someone from the teacher was absent, it replaced them, talking about prominent figures in the history of mankind, or by reading literary works. In addition, she served as administrative work, sitting in the waiting room. On the wall directly above it hung a portrait of Nicholas II. According to her hair (my grandmother had a long braid, laid around the head. - ER), which is often changed, the students learned about her mood. If the hair was not high and reached "to medal" (meaning the medal on the chest of the Emperor), the mood she was good, but if the hair was high and thick and reaches to the tip of the beard of the emperor, then approached her and was not recommended " .

My grandmother was a real workaholic, she taught physiology, anatomy, pharmacology courses sisters and paramedics in red universal education and the Military School of Azerbaidzhan. Army, in the Middle School of Medicine of Baku, and the Higher Institute of Education, Azerbaijan State University, in the Workers' and AzSelhozinstitute, and this list is not exhaustive. In the collection "Materials Interuniversity Scientific Conference" (Kirovabad, 1963), says: "The Department of Human Physiology Faculty of Medicine of Baku State University began to work in the spring semester 1920 the first lectures were given by Dr. L.V.Garkavi-woman-Landau, a former assistant to the previously dissector Petersburg Women's Medical Institute, the mother of the famous Soviet theoretical physicist LD Landau. "

At the same time my grandmother has time to engage in scientific and research work. I still have prints of her work Die phasenwirkung des Digitalis auf das isolierte Herz, published in the Archiv fur experimentelle Pathologie und Pharmakologie / Bd.108, Heft 3 / 4, 1925. Leipzig, with the inscription: "Dear Sonia dedicates his work mom" and a reprint of "On the immunity of the toad to its own poison" (with Babayan, 1930, Baku). Survived and "A Brief Guide to Experimental Pharmacology," 1927, which now read with great interest, as an explanation of drugs given to interesting and accessible. In the preface to the leadership of Professor Rostovtsev writes: "I welcome the appearance in the light of this guidance, building on the physiological systematization of the material, and which in its brevity provides a clear, easy and consistent presentation of the subject with an original interpretation of some questions."

In the early 30's parent Dow moved to Leningrad. They settle in a small room in an apartment grandfather's sister Mary Lvovna the street Rubinstein at Five Corners. My grandmother continued to work and takes a great extent my education. She has lectured at the Women's Medical University, where he once studied herself. Students loved it, and I remember how at the end of the semester, they filled up armfuls of flowers and we enthusiastically look at my grandmother. She did not leave in the summer of scientific activity: in the country, to the consternation of the neighbors, catching frogs and used them for experiments. Lectures grandmother read to the end. Blow caught her in a lecture, she forgot to nouns and could not continue, she was brought home, it was a stroke. A few days later, in May 1941, before the war, she was gone. Dow came to the funeral. After the funeral, he went to the movies, which is very shocked by her mother. "I guess he was not at all tied to his mother" - she grieved.

О {profile::pre} (Русский)

Необычайная энергия бабушки помогла ей встать на ноги, получить образование и, что называется, сделать саму себя. Она родилась в маленьком местечке под Могилевом в 1876 году, в бедной многодетной еврейской семье, ездила в школу за 12 верст и кончила в Могилеве женскую гимназию в 19 лет. Чтобы содержать себя, репетировала гимназисток, а в 21 год стала преподавать в частной школе в Бобруйске, не переставая давать частные уроки, чтобы поддержать себя и скопить денег для поездки в Цюрих (Швейцария) в 1897 году. Туда она отправилась, чтобы учиться на Естественном факультете. Через год она вернулась в Россию и решила продолжить образование в Петербурге. Пришлось идти на поклон к генерал-губернатору Петербурга, чтобы получить вид на жительство. Обладая недюжинным даром убеждения, она добилась разрешения, без которого евреям нельзя было селиться в столице. Бабушка поступила в Еленинский повивальный институт, закончила его, и некоторое время небезуспешно принимала роды. Однако на этом она не остановилась, и в 1899 году поступила в Женский медицинский институт (теперь Первый медицинский институт) в Петербурге и окончила его. Училась и одновременно зарабатывала средства к существованию, работая сверхштатным сотрудником на кафедре физиологии в том же институте.

В 1905 году вышла замуж за Давида Львовича Ландау и переехала с ним в Баку.

8 августа 1906 года у них родилась дочь Соня и 22 января 1908 года — сын Лева. Бабушка уделяла много внимания воспитанию детей. Соня и Лева учили языки, французский и немецкий, и овладели ими в совершенстве, брали уроки гимнастики, учились игре на фортепьяно, хотя у обоих не было музыкального слуха, и оба не любили музыку. Лева уже тогда настаивал на определенности: если форте, то играл так громко, что стены тряслись, а если пиано — то так тихо, что не слышно было вовсе. Так как Лева с раннего детства проявлял недюжинные математические способности, бабушке пришлось освободить его от занятий музыкой. Соня же училась музыке 10 лет, и, говорят, недурно играла, но после окончания занятий резко бросила музыку и ни разу больше не подошла к пианино. Отец не разговаривал с ней с из-за этого целый год. В общем, упрямая была семейка, и дети непростые. Мама рассказывала, что когда маленькому Леве поставили градусник, он вопил и отчаянно протестовал, и даже когда градусник был вынут, он продолжал вопить: «Хочу, чтобы градусник не стоял». «Но он уже не стоит». «А я хочу, чтоб он РАНЬШЕ не стоял». Даже будучи маленьким ребенком, он не терпел никакого насилия над своей личностью.

БАБУШКА ТРУДИТСЯ

Но и после рождения детей, будучи достаточно обеспеченной, бабушка продолжала активно работать. Три года она занималась акушерством и гинекологией в больнице в Балханах (на нефтяных промыслах под Баку, где работал дед). С 1911 года — школьно-санитарный врач в Женской гимназии в Балханах, затем в 1915-1916 годах, во время Первой мировой войны — ординатор в военном лазарете в Баку, и начиная с 1916 года — преподаватель в Еврейской гимназии в Баку. Здесь мне хотелось бы процитировать отрывок из статьи И.Бен-Ионатана и С.Авитсура, которые были соучениками маленького Левы в этой гимназии, куда он поступил в возрасте 8 лет. (Их статья «Вместе с юным Львом Ландау» была опубликована в «Материалах конференции, посвященной 80-летию Ландау», проходившей в Тель-Авиве в июне 1988 года).1 На стр. 14-15 авторы пишут: «В сентябре 1916 года в Баку открылась Еврейская гимназия. В ней предполагалось обучение еврейских детей на русском языке плюс иврит и изучение Библии». Вот что они пишут о Леве: «Он был тихим, застенчивым мальчиком, хотя в его отношении к соученикам, и даже к учителям, было что-то снисходительное. В классе его прозвали «Маленький принц Лева». Его успехи в естественных науках значительно превосходили знания его соучеников, но что касается иврита и идиш, то его знания были на вполне среднем уровне». Далее авторы пишут о бабушке: «Любовь Вениаминовна преподавала естествознание в старших классах, а если кто-то из учителей отсутствовал, она заменяла их, рассказывая о выдающихся личностях в истории человечества или читая литературные произведения. Кроме того, она выполняла административную работу, сидя в приемной. На стене, прямо над нею висел портрет Николая Второго. По ее прическе (у бабушки была длинная коса, уложенная вокруг головы. — Э.Р.), которую она часто меняла, ученики узнавали о ее настроении. Если прическа не была высокой и доходила «до медалей» (имеются ввиду медали на груди императора), то настроение у нее было хорошее, но если прическа была высокой и пышной и доходила до кончика бороды императора, то подходить к ней и вовсе не рекомендовалось».

Бабушка была настоящим трудоголиком, преподавала физиологию, анатомию, фармакологию на Курсах сестер и красных фельдшеров при Всеобуче и Военной школе Азерб. Армии, в Средне-Медицинской школе Баку, и Высшем институте народного образования, Азербайджанском Государственном Университете, на Рабфаке и в АзСельхозинституте, и этот список далеко не полный. В сборнике «Материалов межвузовской научной конференции» (Кировабад, 1963 г.) написано: «Кафедра физиологии человека медицинского факультета Бакинского университета начала работать в весеннем семестре 1920 г. Первые лекции читались доктором-женщиной Л.В.Гаркави-Ландау, бывшей ранее помощником прозектора Петербургского женского медицинского института, матерью известного советского физика-теоретика Л.Д.Ландау».

В то же время бабушка успевает заниматься научной и исследовательской работой. У меня сохранились оттиски ее работ Die phasenwirkung des Digitalis auf das isolierte Herz, опубликованный в Archiv fur experimentelle Pathologie und Pharmakologie/ Bd.108, Heft 3/4, 1925. Leipzig, с надписью: «Дорогой Сонечке посвящает свой труд мама», и оттиск работы «Об иммунитете жабы к ее собственному яду» (совместно с Бабаяном, 1930 г., Баку). Уцелело и «Краткое руководство по экспериментальной фармакологии» 1927 года, которое и сейчас читается с большим интересом, поскольку объяснение действия лекарств дано интересно и доступно. В предисловии к руководству профессор Ростовцев пишет: «Приветствую появление в свет настоящего руководства, в основу которого положена физиологическая систематизация материала, и которое при своей сжатости дает ясное, легкое и последовательное изложение предмета с оригинальной трактовкой некоторых вопросов».

В начале 30-х годов родители Дау переезжают в Ленинград. Они поселяются в маленькой комнатке в квартире сестры деда Марии Львовны, на улице Рубинштейна, у Пяти углов. Бабушка продолжает работать и берет на себя в значительной степени мое воспитание. Она читает лекции в Женском Медицинском институте, где когда-то училась сама. Студенты ее очень любили, и я помню, как в конце семестра они заваливали нас охапками цветов и с восторгом смотрели на бабушку. Она и летом не расставалась с научной деятельностью: на даче, к ужасу соседей, ловила лягушек и использовала их для опытов. Лекции бабушка читала до самого конца. Удар настиг ее на лекции, она забыла существительные и не могла продолжать, ее привезли домой, это был инсульт. Через несколько дней, в мае 1941 г., перед самой войной, ее не стало. Дау приезжал на похороны. После похорон он пошел в кино, что очень шокировало маму. «Наверное, он совсем не был привязан к матери», — огорчалась она.

view all

Lyubov Landau's Timeline

1876
1876
1905
1905
Age 29
St Petersburg, Russia
1906
August 8, 1906
Age 30
Baku, Azerbaijan
1908
January 22, 1908
Age 32
Baku, Azerbaijan
1941
May 1941
Age 65
St Petersburg, Russia