William Simon (Seton) Olive

Is your surname Olive?

Research the Olive family

William Simon (Seton) Olive's Geni Profile

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Related Projects

О Вильгельм (Симон) Николаевич Олив (русский)

http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=92007&mode=1

https://www.papiersdefamilles.fr/document/30816/OLIVE-SCHERBININ/?type=large&recherche=686944&query=OLIVE&tri=7

http://gerbovnik.ru/arms/4792.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Олив,_Вильгельм_Николаевич

статский советник, камергер, предводитель дворянства, жалован дипломом на потомственное дворянское достоинство.

Описание герба (блазон):

В щите лазуревого цвета золотой стоящий лев вправо с червлеными глазами и языком. Он вооружен серебряным с золотой рукояткой мечом. На мече два золотых масличных венка. В правом верхнем углу щита золотая шестиконечная комета. Над щитом дворянский коронованный шлем. Нашлемник: золотой масличный венок. Намет: лазуревый с золотом.

В.Н. Олив получил образование в Сен-Сирской школе, служил в королевской гвардии, в 1812 г. участвовал в походе Наполеона в Россию и был при занятии Москвы; затем сопровождал Людовика XVIII в 1815 г. во время его удаления, в Гент и состоял «officier dordonnance» при герцоге Беррийском.

Архив Раевских, 1909, с.255

Вильгельм Николаевич Олив — был французом, выходцем из древнего дворянского рода, происходившего из северной провинции Бретань. Он родился в Америке, куда его родители бежали во время революции 1789 г. Позже, когда к власти во Франции пришел Наполеон Бонапарт, семья вернулась в родную Францию. Вильгельм закончил военную Сен-Сирскую школу — одно из самых престижных учреждений во Франции тех лет. Служил в королевской гвардии, был приближен к королю Франции — Людовику XVIII. Когда русская армия после разгрома Наполеоновских войск и взятия Парижа, находилась во Франции, Вильгельм Олив знакомится с цесаревичем Константином — братом царствующего российского императора Александра I. Шесть лет спустя Олив переходит на службу в русскую армию и становится адъютантом Константина Павловича. Понять мотивы этого поступка можно: во Франции того времени было голодно и неспокойно. Молодому офицеру, начинавшему службу в рядах наполеоновской гвардии, да еще и родом из старой аристократии, надеяться на блестящую карьеру было сложно. Высокий покровитель позволил молодому Оливу провести свой первый отпуск в Париже. Следующий отпуск Вильгельм получил уже в России, в 1827 г. Ему было предоставлено четыре месяца, чтобы поправить пошатнувшееся здоровье — давали о себе знать ранения, полученные в боевых сражениях. Однако болезнь преодолеть не удалось: 5 января 1828 г. Олив покинул русскую армию, уволившись в звании ротмистра. Еще в бытность своей службы в русской армии в жизни Вильгельма Николаевича Олив произошло событие, которое, вероятно, и явилось тем самым рубежом, кардинально изменившим всю его дальнейшую жизнь и навсегда привязавшим его к России. В 1825 г. он венчается с русской девушкой — Софьей Щербининой. За Софьей Сергеевной Щербининой числились имения в Саратовской и Рязанской губерниях и девятьсот душ крепостных крестьян. Софья Сергеевна Олив-Щербинина и здоровьем отличалась завидным — родила в замужестве девятерых детей: четырех сыновей и пятерых дочерей. Крестными отцом и матерью при крещении первенца — дочери Марии — выступили сам цесаревич Константин Павлович и статс-дама графиня Браницкая.

Фамилия Олив хорошо известна старожилам Керчи. Остатки любого старинного здания в нынешнем пос. Аршинцево принято отождествлять с фамилией семьи, имевшей когда-то в этой части города свое имение. Так кем же все-таки были эти таинственные Оливы — русские помещики с французской фамилией? Чтобы ответить на этот вопрос пришлось не один раз посетить центральный республиканский архив, перелистать десятки пыльных архивных документов, чтобы наконец 3518.jpg из различной мозаики фактов и сведений сложилась более-менее ясная картина жизни трех поколений семьи Олив: родителей, детей и внуков. ОЛИВЫ-РОДИТЕЛИ Основатель российской ветви Оливов — Вильгельм Николаевич Олив — был французом, выходцем из древнего дворянского рода, происходившего из северной провинции Бретань. Он родился в Америке, куда его родители бежали во время революции 1789 г. Позже, когда к власти во Франции пришел Наполеон Бонапарт, семья вернулась в родную Францию. Вильгельм закончил военную Сен-Сирскую школу — одно из самых престижных учреждений во Франции тех лет. Служил в королевской гвардии, был приближен к королю Франции — Людовику XVIII. Когда русская армия после разгрома Наполеоновских войск и взятия Парижа, находилась во Франции, Вильгельм Олив знакомится с цесаревичем Константином — братом царствующего российского императора Александра I. Шесть лет спустя Олив переходит на службу в русскую армию и становится адъютантом Константина Павловича. Понять мотивы этого поступка можно: во Франции того времени было голодно и неспокойно. Молодому офицеру, начинавшему службу в рядах наполеоновской гвардии, да еще и родом из старой аристократии, надеяться на блестящую карьеру было сложно. Из формулярного списка Вильгельма Николаевича Олива известно, что он был зачислен в лейб-гвардии Уланский «Его Императорского Высочества Константина Павловича» полк в звании поручика 9 марта 1820 г. Уланский полк в это время входил в состав Польской армии, формирование и командование которой император Александр I возложил на своего брата Константина еще в 1814 г. С января 1816 г. цесаревич Константин являлся главнокомандующим Польской армией, а с 1826 г. фактически исполнял в Польше обязанности наместника. Перейдя на службу в русскую армию, Вильгельм Олив практически неразрывно находился при цесаревиче, разделяя с ним все трудности «польского» периода жизни. Великий князь Константин Павлович относился к своему адъютанту с большой симпатией и уважением. В сохранившихся документах цесаревича Константина есть письмо к матери Вильгельма Олив — маркизе де Кюбьер. Ккнязь пишет, что Вильгельм «отличался прямодушием, чистосердечием и открытым характером, ни перед кем не стеснялся высказывать 3518-1.jpg правду в глаза и избегал, как он говорил, ложной филантропии...» Высокий покровитель позволил молодому Оливу провести свой первый отпуск в Париже. Следующий отпуск Вильгельм получил уже в России, в 1827 г. Ему было предоставлено четыре месяца, чтобы поправить пошатнувшееся здоровье — давали о себе знать ранения, полученные в боевых сражениях. Однако болезнь преодолеть не удалось: 5 января 1828 г. Олив покинул русскую армию, уволившись в звании ротмистра. Еще в бытность своей службы в русской армии в жизни Вильгельма Николаевича Олив произошло событие, которое, вероятно, и явилось тем самым рубежом, кардинально изменившим всю его дальнейшую жизнь и навсегда привязавшим его к России. В 1825 г. он венчается с русской девушкой — Софьей Щербининой. За Софьей Сергеевной Щербининой числились имения в Саратовской и Рязанской губерниях и девятьсот душ крепостных крестьян. Софья Сергеевна Олив-Щербинина и здоровьем отличалась завидным — родила в замужестве девятерых детей: четырех сыновей и пятерых дочерей. Крестными отцом и матерью при крещении первенца — дочери Марии — выступили сам цесаревич Константин Павлович и статс-дама графиня Браницкая. Первого сына — Константина — крестили во Франции. Мальчика назвали так в честь высокого царственного покровителя. Крестным младенца Константина был все тот же Великий князь Константин Павлович, который присутствовать лично на крестинах не смог. Вместо Его Высочества присутствовал Симон-Людвиг-Амадей Маркиз Де Кюбиер и Мария-Франциска, вдова Маркиза Де Кюбиер. Очень похоже, что на крестины юного К. Олива собралось все французское семейство Олив — свидетелями акта крещения подписались еще 12 человек, среди которых можно прочитать имена Аделаиды и Генриетты Олив.

В этом, как и во всех последующих документах о рождении детей семейства Олив было записано: «...отец — католического вероисповедания, жена... православного...» Вильгельм Николаевич Олив, честно и добросовестно неся службу в другой, чужой ему стране, тем не менее, на всю жизнь остался верным сыном Франции, поэтому к вере, в которой был крещен, относился свято, оставаясь примерным и ревностным католиком. Всех последующих сыновей Вильгельм Николаевич крестил в Римско-католической капелле Черноморского Флота и Портов. Все мальчики в семье Олив были католиками, все девочки, наоборот, были православной веры, поскольку, живя в России, им легче было устроить личную жизнь. В первой половине 30-х годов XIX века семья В. Н. Олив перебирается в Крым. Самые ранние документы о покупке участков земли в Таврической губернии датируются 1834, 1835, 1837 и 1838 гг. Именно в этот момент Оливами были приобретены земельные угодья в Ялтинском и Феодосийском уездах, надолго составившие основной костяк недвижимого имущества этого семейства. В Феодосийском уезде Оливы владели имением «Камыш-Бурун» (ныне — южная часть Аршинцева), селением Кош-куй (ныне — Тасуново) и деревней Сеит-Эли (ныне не существует). Кроме того, в Ялтинском уезде Вильгельм Николаевич в 1834 г. приобрел имение «Лимнеиз» (ныне — пос. Верхняя Мухалатка или Олив). Здесь же, 25 декабря 1835 г., родился второй сын и четвертый по счету ребенок — Иосиф Олив. Крестным отцом новорожденного был сосед, владелец Нижней Мухалатки, генерал-майор Иван Васильевич Шатилов. Крестными остальных пятерых детей Вильгельма Николаевича Олив были: тайный советник Александр Иванович Казначеев; баронесса Наталия Николаевна Франк; действительный статский советник Владислав Максимович Княжевич; князь Сергей Иванович Мещерский; статс-дама, графиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова (супруга Кавказского наместника М. С. Воронцова); керченский градоначальник, генерал-майор, кавалер, князь Захарий Семенович Херхеулидзе; княжна Александра Борисовна Мещерская. Одно перечисление фамилий и титулов крестных дает представление об уровне и положении, которое занимал В. Н. Олив с женой в российском обществе первой половины XIX в. Сам глава семейства, выйдя в отставку и занявшись обустройством своих имений, проявил себя как разумный и рачительный хозяин. Известно, что в своем имении Камыш-Бурун Оливы начали разработку камня-известняка. Употребляли камень вначале для собственных нужд, позже стали сдавать разработанный карьер в аренду. На картах Керченского полуострова до настоящего времени можно увидеть название «Оливинские каменоломни». Камыш-Бурунская коса, также принадлежавшая Оливу, издавна славилась как место, где в изобилии ловились сельдь, скумбрия, хамса. Простые рыбаки и крупные рыбопромышленники платили хозяевам косы «откупное» — определенную сумму денег за право лова на этом участке побережья. Большие площади в этом же имении были разработаны под посевы зерновых культур. В другом своем поместье — Кошкуй — В. Н. Олив создал конный завод, успешно занимаясь разведением и продажей лошадей. Знаменательным для В. Н. Олива стал 1841 год. Летом в семье Олив появляется шестой по счету ребенок — дочь Екатерина. Возможно, это событие послужили поводом для окончательного решения Вильгельма Николаевича: 16 декабря 1841 г. В. Н. Олив принимает российское подданство. В своем прошении на имя российского императора Олив писал: «...ныне состоя в отставке Ротмистром и желая навсегда остаться в России и принадлежать к сословию Дворян Таврической Губернии, я принял на верность подданства России присягу...» Весной 1844 г. В. Н. Олив выбирается предводителем Таврического губернского дворянства. На эту же должность он вновь был переизбран в 1847 г. Вильгельм Николаевич был вынужден перебраться жить в столицу Таврической губернии — г. Симферополь. Он поселился в доме, принадлежавшем семье Раевских, с которыми Олива связывала давняя дружба. Осенью 1849 г. Вильгельма Николаевича утверждают председателем комиссии, созданной российским императором Николаем I для окончания постройки зданий в крымском имении Романовых — Ореанде. Строительство дворца в Ореанде на момент создания комиссии продолжалось уже семь лет — менялись архитекторы, строители, но в силу различных причин дело продвигалось с большим трудом. Под руководством В. Н. Олива работы по постройке и оформлению дворца, парка, хозяйственных помещений были закончены в течение трех лет. Осенью 1852 г. дворец был готов, и Николай I преподнес его в подарок своей супруге — императрице Александре Федоровне. За бережливость и скорость, проявленную при строительстве дворца, В. Н. Олив был отмечен несколькими наградами: в 1851 г. ему был дан чин статского советника, год спустя он получил звание «камергера Двора Его Величества». К сожалению, роскошный Ореандский дворец, в строительство которого вложил столько сил и труда Олив, не дожил до наших дней — в 1881 г. дворец сгорел во время пожара. Осенью 1850 г. В. Н. Олив в третий раз избирается на должность предводителя дворянства Таврической губернии. В этот последний период своей жизни Вильгельм Николаевич был утвержден в звании попечителя сиротского дома Таранова-Белозерова — 5 декабря 1853 г. А в январе 1854 г. приказом Николая I Олива утвердили еще и членом Таврического комитета, занимавшегося развитием в губернии коневодства. Весной 1854 г. здоровье В. Н. Олива резко ухудшилось — обострились полученные в боевой молодости ранения, сказалась нагрузка и нервное напряжение последних лет. Софья Сергеевна увозит супруга в Москву. Однако столичные медики оказались бессильны. 3 августа 1854 г. Вильгельм Николаевич скончался. Он до последних своих дней был на государственной службе, верой и правдой служа новому Отечеству — России.

Оливы-дети Судьбы детей Вильгельма Николаевича Олива сложились по-разному. Для нас представляют интерес лишь те из них, чьи жизненные пути были связаны с Крымом. В многочисленном семействе Оливов по этому признаку можно выделить двоих — старшую дочь Марию и младшего сына Вильяма. Мария Вильгельмовна Олив вышла замуж за Иосифа Николаевича Шатилова (1824-1889) — племянника генерал-майора И. В. Шатилова, владельца соседнего имения «Мухалатка» на южном берегу Крыма. Генерал-майор Шатилов был человеком состоятельным, но бездетным. После его смерти имение перешло по наследству к племяннику — И. Н. Шатилову. Супруг Марии Вильгельмовны Олив оказался человеком незаурядным. В Крым Иосиф Николаевич попал в достаточно юном возрасте. Он участвовал в раскопках керченских курганов, усиленно занимался ботаникой под руководством Х. Х. Стевена. Вместе со Стевеном он создал план лесозащитных полос для южных предгорий Крыма в целях накопления водных ресурсов. Только на одном крымском материале Шатиловым были написаны четыре научные работы по орнитологии и несколько трудов по зоологии. Им была собрана уникальная (состоящая из 400 экземпляров) коллекция птиц Таврического полуострова, позднее переданная в дар Московскому университету. В Мухалатке молодые супруги поселились в начале 1840-х гг. С присущей Иосифу Николаевичу энергией он взялся за обустройство усадьбы — завел у себя обширные виноградники и сады, выстроил вместительные винные погреба, украсил усадьбу прекрасным английским парком. Шатилов создал себе репутацию отличного агронома и дельного хозяина, за что в 1850 г. был избран предводителем ялтинского уездного дворянства. В годы Крымской войны в имение трижды наведывались французские мародеры. Мухалатка подверглась страшному разорению. Сын Марии Вильгельмовны и Иосифа Николаевича — Николай Иосифович (1852-1921) в воспоминаниях о своей семье писал: «Имение было разграблено и разорено. Дом был сожжен, так что от него остались лишь 3561-1-preview.jpg одни стены, закопченные пожаром. В огромных и прекрасных подвалах, в которых хранились большие запасы вина, союзниками были прострелены и пробиты донья у бочек, а вино выпущено на пол подвалов, которые потом нельзя было высушить в продолжение многих лет. Все, что союзники не могли унести, то было ими или испорчено, или совсем уничтожено». Восстановить Мухалатку Шатиловым так и не удалось. В начале 1860-х гг. семья окончательно покидает Крым и перебирается в родовое поместье Иосифа Николаевича — Моховое, располагавшееся в Орловской губернии. Самый младший сын Вильгельма Николаевича Олива — Вильям — появился на свет 12 сентября 1847 г. в южнобережном имении Оливов — «Лимнеиз». Он и его брат Сергей были последними детьми в большом многодетном семействе Оливов. Решением отца для них была предначертана военная карьера в российской армии. Оба они стали воспитанниками одного и того же училища. Вильям Николаевич Олив окончил Николаевское кавалерийское училище в звании корнета и был определен в лейб-гвардии «Гусарский Его Величества полк» — туда, где уже служил его брат — штаб-ротмистр Сергей Олив. Вильям прибыл в полк и приступил к несению военной службы 15 августа 1866 г. Весной 1868 г. в Москве, в церкви св. Николая на Арбате, корнет Вильям Олив венчается с дочерью отставного ротмистра Николая Александровича Щербачева, девицей Елизаветой Николаевной. В конце августа того же года Вильям получает первое повышение по службе — чин поручика. Однако из-за болезни он был вынужден покинуть армию. Через год, в июне 1869 г., он вернулся на службу в тот же полк. Три месяца спустя В. Олива назначают адъютантом к московскому генерал-губернатору, генерал-адъютанту, князю В. А. Долгорукову. В этот период награды сыпались на молодого адъютанта, как из рога изобилия. В августе 1872 г. он получает орден св. Анны 3-й ст. Осенью того же года «Его Величество Император Германский» пожаловал Вильгельму «орден Короны 3-й ст.». В марте 1874 г. «Его Величество Император Австрийский» жалует В. Оливу орден Железной Короны 3-й ст. Летом 1874 г. молодой Олив получает очередное звание — чин ротмистра и очередную награду — орден св. Станислава 2-й степени. Через полгода, в феврале 1875 г., Вильгельму Олив «Его Величеством Императором Германским, королем Прусским» был пожалован орден Красного Орла 3-й ст. Однако в 1876 г. в звании полковника Вильям Олив вновь увольняется с военной службы — как пишет он в прошении, «по домашним обстоятельствам». В свои неполные 29 лет Вильям Олив к тому времени был уже отцом трех сыновей. Старшие из них — Николай и Сергей — родились в Москве. Свидетельство о рождении и крещении третьего сына — Андрея — было выдано Николаевской церковью Слободы Жихара Харьковского уезда. Надо полагать, здесь находилось одно из родовых имений семьи Щербининых, родом из которого была бабушка новорожденного — Софья Сергеевна Олив. Она присутствовала при крещении в качестве крестной младенца Андрея. Так что «домашние обстоятельства» Вильяма Олив могли быть действительно достаточно серьезными. Фактически В. В. Олив продолжал свою службу, но только 3561-2-preview.jpg теперь уже по линии гражданских ведомств. В том же упомянутом 1876 г. Вильям Вильгельмович избирается Феодосийским уездным земским собранием в почетные мировые судьи. На этот же пост он избирался и в 1881-м и в 1884 гг. 28 мая 1885 г. В. В. Олив неожиданно покидает занимаемую им гражданскую должность и в третий раз возвращается на военную службу. Спустя два года, в январе 1887 г., он вновь пишет очередное прошение об отставке и теперь уже навсегда покидает армию. Имея в своем распоряжении только формулярные списки и свидетельства о рождении детей, трудно сказать, что стояло за всеми этими жизненными рокировками. Возможно, обычное распространенное свойство человеческой натуры — устроить свою карьеру (а вместе с ней и жизнь всей своей семьи) самым благополучным и удачным образом. В пользу этого говорит любопытная приписка на одном из послужных списков Вильяма Олив, датированная мартом 1883г. Ее текст гласит, что Вильям Вильгельмович Олив был «Присоединен к Православной Греко-Российской церкви с наречением имени Вивiана». Напомним, все мальчики в большой семье Вильгельма Николаевича Олива были католиками. Отец Вильяма был ревностным католиком и хотел, чтобы сыновья помнили о своей исторической родине — Франции. Однако, после 1885 г. во всех выявленных документах Вильяма Олива, он именует себя уже Вивианом Олив, а его дети получают соответствующее отчество — «Вивиановичи». Предпринятый Вильямом Олив в 1883 г. поступок был, скорее всего, продиктован все тем же желанием достичь самых высоких ступеней служебной карьеры. Такой шаг оказался оправданным — осенью 1887 г. Вильям-Вивиан Олив участвует в качестве кандидата в выборах дворянства Таврической губернии от Феодосийского уезда и избирается на должность Таврического губернского предводителя дворянства. Продолжение следует.

ОЛИВЫ — ВНУКИ Сведения о младшем сыне Вивиана (Вильяма) Олив — Борисе — очень немногочисленны. Известно, что в 1911 г. он в звании штабс-ротмистра проходил службу в рядах Уланского Владимирского полка, который был расквартирован в г. Ново-Минске Варшавской губернии. Можно предположить, что он, как и братья, был выпускником Николаевского кадетского корпуса и кавалерийского училища. Он умер в возрасте тридцати одного года. Рассказывая о детях и внуках первого крымского Олива — Вильгельма Николаевича, нельзя не упомянуть еще раз об их родовом самом крупном поместье — «Камыш-Бурун». То, что было заложено и сделано Вильгельмом Олив, продолжало успешно развиваться и приумножаться при его потомках. Правда, судя по всему, большая заслуга в этом принадлежала Елизавете Николаевне Олив — младшей невестке Вильгельма Николаевича, жене Вильяма-Вивиана Олив. Некоторые из сохранившихся документов свидетельствуют, что она была дамой хозяйственной, обладавшей характером решительным и настойчивым. В конце XIX — начале ХХ вв. Оливы к своим владениям прибавляют приобретенные ими дд. Васильевку, Ново-Александровку и большую часть Чурубашского соляного озера. Здесь они имели два промысла по добыче соли, где добывалось ежегодно свыше 400 тыс. пуд. поваренной соли и, кроме того, 15 тыс. пуд. глауберовой соли на сумму, превышающую 900 руб. На промыслах было занято около 70 рабочих. Вблизи основного имения «Камыш-Бурун» на землях Олив с 1901 г. Брянским акционерным обществом был открыт карьер по добыче железной руды. Ежегодно на Оливинском карьере добывали около 500 тыс. пудов бурого железняка на сумму свыше 15 тыс. руб. Известные Оливинские каменоломни в этот период арендовал Я. М. Шимановский. Доход от каменоломен составлял ежегодно до 37 тыс. руб. Последние сведения о дореволюционных представителях крымского семейства Олив встречаются в судебных материалах за 1911 и 1920 гг. Первое из них касается раздела между братьями и сестрами Олив имущества их умершего брата Сергея Вивиановича Олив. Материалы второго архивного дела датируются июнем-августом 1920 г. Речь в них идет «об утверждении в правах наследства к имуществу умершей Елизаветы Николаевны Олив». Елизавета Николаевна Олив — вдова бывшего Таврического Губернского Предводителя Дворянства Вивиана (Вильяма) Вильгельмовича Олив и мать всех вышеперечисленных детей, скончалась 11 апреля 1918 г., в Москве, и была погребена на кладбище Московского Новодевичьего монастыря. Судя по документам, главное действующее лицо всех судебных разбирательств — Андрей Вивианович Олив: он фигурирует и как законный наследник, и как доверенное лицо, представляющее в судебных инстанциях интересы своих сестер — Натальи, Ираиды и Ады Олив. Все судебные перипетии происходили в июне — августе 1920 г. До прихода большевиков в Крым оставалось всего лишь несколько месяцев! К этому времени, пережив в 1918 г. шок от расстрела царской семьи, Россия окончательно раскололась на два неистовых в своей ненависти друг к другу лагеря. Пламя гражданской войны полыхало на всей территории огромной империи. Эти события не могли обойти стороной и Оливов, которые к этому времени собрались в родовом имении «Камыш-Бурун»: практически безвыездно в имении все эти годы жил Андрей Олив; сюда же, в родной дом, приехал брат Николай Олив и сестры — Наталья, Ираида и Ада. Когда боевые действия приблизились к границам Крыма, сестры выехали в Стамбул, надеясь переждать там тяжкие неспокойные времена. Рассматривая эту ситуацию сейчас, через призму прошедших десятилетий, трудно поверить, что люди не ощущали признаков приближающейся катастрофы. Но, видимо, так оно и было. Сознание этих людей не допускало даже мысли о том, что можно сломить такую огромную мощную державу, как Россия, что можно в одночасье перевернуть устоявшийся, казавшийся незыблемым, привычный порядок вещей. Последние Оливы, как и многие другие их соотечественники не смогли в это поверить. И, видимо, не случайно последним их убежищем оказался именно «Камыш-Бурун». Неудивительно, что именно здесь им хотелось укрыться в тревожные времена, за привычными с детства стенами. И так хотелось верить, что эти родные стены спасут и защитят... Дальнейшая судьба последних представителей крымских Оливов так и остается для нас загадкой. В 1920 г. имение «Камыш-Бурун» было национализировано. В скупых строчках казенного документа по обследованию помещичьих имений записано — «...Камыш-Бурун» принадлежало дворянке Е. Н. Олив. В настоящее время владельцев нет...» Всем трем поколениям крымских Оливов присуще нечто общее: все они принадлежали к высокообразованному кругу дворянской интеллигенции, были передовыми представителями крымского дворянства. Их родовое поместье «Камыш-Бурун», основанное Вильгельмом Николаевичем Олив, на протяжении XIX и начала XX вв. всегда являлось в хозяйственном отношении образцом передового помещичьего землевладения. На землях, принадлежавших Оливам, действовали хорошо развитые соляные промыслы, рудные и камнедобывающие карьеры. Оливы успешно занимались коневодством и земледелием. Можно по-разному относиться и оценивать жизнь каждого из представителей этой династии. Но в целом судьба основателя русской ветви Оливов — Вильгельма Николаевича, судьбы его детей и внуков — поучительный, достойный подражания пример взаимодействия разных культур, честного и благородного служения Отчизне.

	Н. Небожаева, ст. научный сотрудник Керченского историко-культурного заповедника