Дмитрий Николаевич Толстой

public profile

Is your surname Толстой?

Research the Толстой family

Дмитрий Николаевич Толстой's Geni Profile

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Дмитрий Николаевич Толстой

Russian: граф Дмитрий Николаевич Толстой
Birthdate:
Birthplace: Ясная Поляна, Тульская обл., Россия
Death: January 21, 1856 (28)
г. Орёл, Россия
Place of Burial: Щекинский район, Тульская обл., Россия
Immediate Family:

Son of Nikolai Ilitch Tolstoi and Мария Николаевна Толстая
Brother of Николай Николавеич Толстой; Сергей Николаевич Толстой; Count Lev Nikolayevich Tolstoy and Мария Николаевна гр. Толстая

Managed by: Henn Sarv
Last Updated:

About Дмитрий Николаевич Толстой

Коллежский секретарь (1850), курский помещик, владелец д. Щербачевка Суджанского уезда; холост. Брат Л. Н. Толстого.

Дмитрий больше походил на персонаж Достоевского, чем на представителя рода Толстых. Он был нелюбимым в семье. Тихий, серьезный, он держался в стороне от детских игр. Это было существо замкнутое, упрямое и гневливое.

Его характер особенно обнаружился в Казани. Митеньке в то время исполнилось четырнадцать лет. Он не захотел поселиться в одной комнате с братьями, настоял, чтобы ему отвели отдельную, где он жил как аскет.

Митенька не обращал внимания на свою внешность, чуждался всяких развлечений, не посещал балы и отказался учиться танцевать. Он постоянно ходил в одном и том же студенческом сюртуке с узким галстуком. Высокий, худой, несколько нескладный, длиннорукий и сутуловатый, Митенька страдал тиком — время от времени подергивал головой, как бы освобождаясь от галстука.

На математическом факультете Казанского университета, где Дмитрий учился, у него был один-единственный товарищ — бедный оборванный студент Полубояринов.

Предметом насмешек была дружба Дмитрия с Любовью Сергеевной, жалким, болезненным существом, — она еще девочкой была взята на воспитание Толстыми. Дмитрий приходил к ней в комнату, разговаривал, читал ей и никогда ни словом, ни намеком не показал, что делает доброе дело.

Впоследствии Лев Николаевич высоко оценил эту черту характера брата: «В Митеньке, должно быть, была та драгоценная черта характера, которую я предполагал в матери и которую знал в Николеньке, и которой я был совершенно лишен, — черта совершенного равнодушия к мнению о себе людей».

В июне 1847 года Дмитрий одновременно с Сергеем, который был старше его на год, получил диплом об окончании Казанского университета и тотчас уехал в свое имение Щербачевку под Курском. Им овладели идеи социального переустройства жизни — еще в студенческие годы он серьезно задумывался над проблемами крепостного права. Он составил «Записку», в которой доказывал, что главная обязанность помещика состоит в том, чтобы заботиться не только об экономическом, но и о нравственном состоянии крестьян. В Щербачевке Дмитрий пытался применить на практике свои теоретические размышления. Другой важной обязанностью дворянина, по понятиям Дмитрия, было служение Отечеству. Он избрал для себя гражданскую службу, отправился в Петербург и явился на прием к статс-секретарю министерства юстиции Танееву.

Л. Н. Толстой рассказывал об этом эпизоде из жизни Митеньки: «Воображаю удивление Танеева, когда в числе просителей он остановился перед высоким, сутуловатым, плохо одетым (Митенька всегда одевался только для того, чтобы прикрыть тело), с спокойным и серьезным, с прекрасными глазами лицом…

— Ваша фамилия?

— Граф Толстой.

— Вы нигде не служили?

— Я только что кончил курс, и мое желание только в том, чтобы быть полезным.

— Какое же место вы желаете иметь?

— Мне все равно, такое, в котором я мог бы быть полезен…».

Статс-секретарь отправил его в канцелярию переписывать бумаги.

Митенька был разочарован, чиновничья среда показалась ему отвратительной.

Дмитрий никого не знал в Петербурге, кроме казанского знакомого семьи Толстых Дмитрия Александровича Оболенского, который в то время жил на даче. Митенька немедленно отправился туда. У Оболенского собирались гости, и хозяин был чрезвычайно удивлен, когда среди приглашенных увидел незнакомую долговязую фигуру в фуражке и нанковом пальто. Узнав Митеньку, Оболенский со светским тактом и любезностью представил его гостям и предложил раздеться. Но оказалось, что под пальто другой одежды у Митеньки не было, — он считал это излишним.

Не стесняясь присутствия гостей, Дмитрий обратился к Оболенскому с той же просьбой: устроить его на службу, где бы он мог приносить больше всего пользы. Видно, не дождавшись помощи Оболенского, Дмитрий уехал обратно в Курскую губернию, поступил на скромную должность и служил некоторое время.

Зимой 1853 года Дмитрий приехал в Москву и тяжело заболел. Он заперся в своей комнате и отказывался впускать к себе кого-либо, кроме самых близких лиц. За время болезни он отрастил длинную бороду. После столь продолжительного уединения Дмитрий вдруг резко переменился, превратился в совершенно другого человека. Он стал пить, курить, играть в карты, проводить ночи в кабаках и публичных заведениях. Он весь без остатка отдался разврату, как раньше был предан святости. Ту первую женщину, которую он узнал, — проститутку Машу, он выкупил и поселил у себя. Но вскоре начались скандалы, Дмитрий выгонял бедную женщину, потом жалел ее и снова приводил к себе.

Болезнь, разрушавшая могучий организм Дмитрия, была той же, что и у отца, — чахотка. Дмитрий испытывал, по-видимому, ужасное смятение, осознав, что жизнь ускользает. Его натуре не была свойственна половинчатость, он хотел «все или ничего». В его лихорадочном сознании возникали самые фантастические проекты: вдруг ему приходило в голову отправиться в Лондон… но он тотчас забывал об этом… В Москве он пытался организовать какую-то фармацевтическую лабораторию…

В феврале 1854 года четверо братьев собрались вместе в последний раз в Ясной Поляне. Они были счастливы свидеться снова в своем родовом гнезде, вместе устроились на ночлег в большом зале, а наутро отправились в Москву, где в течение нескольких дней весело провели время…

После этой встречи у братьев возродилась потребность взаимного общения. Лев и Дмитрий обменялись письмами. В одном из своих последних писем Дмитрий писал Льву Николаевичу: «…Я никак не могу проехать Ясной, чтоб в нее хоть на минутку не заехать…

С 23-го сентября я сижу в Щербачевке, сажаю сады, строю, собираю деньги, плачу долги; чем все это кончится и к чему приведет, один Бог знает. Одно, что меня еще поддерживает и почему я не прихожу в отчаяние, — это то, что я не скучаю: хозяйство мое меня занимает. Мне скорее сделается грустно, чем скучно и грустно оттого, что я один, что я не то, чем бы я мог быть и что наконец все как-то не то… Вот тебе, друг мой, описал все, что есть на душе, откровенно».

Письмо осталось без ответа. И Лев увидел своего брата только при смерти.

Толстой участвовал в героической Севастопольской обороне и проявил храбрость. Здесь он написал блестящие очерки об осаде города. В октябре поручик Толстой был командирован с донесением в Петербург; узнав о болезни брата Дмитрия, он поехал в Орел к больному.

«…Он был ужасен, — вспоминал Толстой. — Огромная кисть его руки была прикреплена к двум костям локтевой части, лицо было — одни глаза и те же прекрасные, серьезные, а теперь выпытывающие. Он беспрестанно кашлял и плевал, и не хотел умирать, не хотел верить, что он умирает. Рябая, выкупленная им Маша, повязанная платочком, была при нем и ходила за ним».

Толстой поспешил обратно в Петербург, где вскоре получил известие о смерти брата: Дмитрий Николаевич скончался 21 января 1856 года.

С. М. Толстой

http://tolstoy.ru/life/family/brothers-and-sisters/dmitriy-nikolaevich-tolstoy/

view all

Дмитрий Николаевич Толстой's Timeline

1827
April 23, 1827
Тульская обл., Россия
1856
January 21, 1856
Age 28
Россия
????
Щекинский район, Тульская обл., Россия