Екатерина Ивановна Десимон

public profile

Is your surname Десимон?

Research the Десимон family

Екатерина Ивановна Десимон's Geni Profile

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Екатерина Ивановна Десимон

Birthdate:
Birthplace: Sochi, gorod-kurort Sochi, Krasnodar Krai, Russia (Russian Federation)
Death: December 04, 2013 (89)
Tbilisi, Didi digomi, Tbilisi, Georgia
Place of Burial: Tbilisi, Didi digomi, Tbilisi, Georgia
Immediate Family:

Daughter of Иван Константинович Де-Симон and Елена Александровна Де-Симон
Mother of Игорь Емельянович Десимон and Private
Sister of Маргарита Ивановна Пугачева and Лев Иванович Десимон

Occupation: Старшая медсестра
Managed by: Private User
Last Updated:

О Екатериной Ивановне Десимон (русский)

Екатерина Ивановна Десимон:

Родилась в 1924 году на хуторе Мацеста в семье Иоанна Константиновича и Елены Александровны Де-Симон. Раннее детство провела с родителями на хуторе и всю жизнь вспоминала этот период как самый светлый и счастливый в ее жизни. Отец Екатерины Ивановны очень любил природу, сад, огородничество, животных. Екатерина рассказывала, что отец ее, даже когда видел где-то в лесу или у дороги случайно проросшим от семечки какое-нибудь садовое дерево, непременно расчищал место вокруг и окапывал росток. Помнила Екатерина, как ходили всей семьей в гости к дедушке Константину, который жил рядом, как все домашние уважали и почитали дедушку и благоговели перед ним, хотя он никогда не повышал голос, но все при нем вели себя весьма сдержанно и чинно. Все, что окружало тогда Катюшу, казалось ей святым и возвышенным, и на всю жизнь запечатлелось как некий идеал человеческих отношений, любви и чистоты.

Но блаженный покой и счастье продолжались недолго: в 1930 году начались преследования И. К. и его семьи со стороны предержащих властей. Шестого февраля 1930 г., видимо, по доносу, Иван Константинович был арестован ОГПУ по обвинению, предусмотренному ст. 58. 10 УК  - «антисоветская пропаганда и агитация». Обвинение было снято 16 февраля ввиду недоказанности. Но мясорубка репрессий уже не могла остановиться. В марте сельсовет признал хозяйство Ивана Константиновича кулацким, т.к. «Де-Симон в прошлом был помещиком, и его отец имел дом в Сочи». В мае того же года президиум сельсовета с активом бедноты и батрачества постановил «признать окулачивание правильным», т.к. Де-Симон – «бывший помещик, имеет дом в 4 комнаты, сад 3 га, лошадь, 4 теленка и 3 коровы». (На самом деле корова была одна). Неоднократно Иван Константинович апеллировал в райисполком и сельсовет о снятии кулачества. Не помогла и справка о том, что он был красным партизаном и служил в Красной армии. В июне Раздольский сельсовет признал его кулаком уже как эксплуататора. И в ОГПУ для исполнения пришло постановление о высылке по 3 категории с конфискацией имущества и лишением избирательных прав Де-Симон И.К. с семьей «т.к. он в прошлом был помещиком, а после революции кулаком». За семьей уже ехали красноармейцы, когда, предупрежденный начальником Мацестинской милиции Локтионовым, с выданным им же пропуском, Иван Константинович с женой и 3 летним сыном Львом по другой дороге успел выехать в Гагру, а дочери - Маргарита и Екатерина первое время оставались в Сочи у дедушки Константина Андреевича. Семью приняла уже жившая в Старой Гагре Алла Константиновна Де-Симон (Голенко). Там Иван Константинович устроился работать извозчиком, пытаясь прокормить семью.

Нужда и голодное положение семьи в Гаграх заставило Елену Александровну в 1932 отправить младшую дочь Екатерину на 2,5 года в Москву к сестре Анне Александровне. Она прожила там с 1932 по 1935 гг. Маленькая Катя очень переживала разлуку с семьей. В какой-то момент Анна А. отписала сестре Елене предложенье – удочерить ею Катюшу. Катя узнала об этом и горько плакала: «Неужели мама отдаст меня?» Но Елена Александровна ответила, что очень благодарна сестре за заботу о дочери, но отдать Катюшу она не может.

Вернувшись в Гагру, она в трудные годы вязала воротнички и делала с отцом и матерью рамки для фотографий (рисовали рамки на стеклах) на продажу. Этим зарабатывали на хлеб. Екатерина Ивановна рассказывала, как папа брал рамки и ехал на телеге их продавать, за ним бежала всецело преданная ему собачонка. Но у Ивана Константиновича часто случались приступы эпилепсии (после травм головы, полученных в застенках ОГПУ), тогда он ронял рамки, и они бились. Родные ждали дома отца – принесет ли он хлеб, если прибегала запыхавшаяся собачка, понимали, что с отцом приступ и шли искать его. Жили очень бедно, мерзли. Хотя в Гаграх климат мягкий, но из-за влажности бывает очень холодно зимой. Однажды брат Катюшин Лева шел в школу и вдруг увидел в замерзшей луже 100 рублей. Иван Константинович купил на эти деньги печку «буржуйку», потом ходил на развалины старой печи для выжигания извести и собирал там куски окаменевшего угля. Этим топили печь, и семья была счастлива.

Екатерина Ивановна помнила, как в их тесной комнатке, где ютилась вся семья и дети, умирал от туберкулеза дедушка Константин Андреевич, высланный из Сочинского района, прошедший ссылку в голодные степи и перед смертью нашедший пристанище в семье сына своего Иоанна. Дедушка тяжело страдал и умер в 1937 году, но как ни странно – никто в семье не заразился туберкулезом.

Училась Катюша в Гагрской средней школе N 2. В старших классах стала мечтать об авиации, и в 9-м классе поступила в планерный клуб. Летала на планере, и всегда вспоминала то удивительное ощущение тишины и свободы, которое испытывала в полете: «Летишь, как птица – чуть уклонишь тело вправо, и планер летит вправо, чуть отклонишься назад и взмываешь в небо…» Тогда шефствовала над планерной школой Валентина Гризодубова. 20 мая 1941 Екатерина встречалась в Сочи с Мариной Расковой, в полк которой она стремилась попасть. В летное училище в Гори из планеристов принимали только мужчин. Екатерина осталась в планерной школе инструктором.

Когда при мобилизации девушек 15.04.1942 сестре Маргарите пришла повестка, Екатерина добровольно, из 10 класса пошла с ней в армию, на действительную военную службу. Служила в Батуми, в 466 зенитно-артиллерийском полку, тогда всех почти мужчин отправили на фронт, остались немногие офицеры, и на защиту воздушных границ над Черным морем, в 17 км от территории союзника фашистской Германии - Турции, встали девушки - зенитчицы, связистки, разведчицы. Екатерина служила в должности командира отделения разведки, в звании младшего сержанта. С 16.01.1942 по 18.11.1943- в составе Действующей армии в г. Батуми. Демобилизовалась 12.07.1945. Награждена медалями "За Оборону Кавказа", "За Победу над Германией", «Орденом Отечественной Войны 2 ст.» и др.

Екатерина Ивановна вспоминала ужаснейший момент из истории своей службы: тогда они охраняли Батумский порт от налетов немецкой авиации. Но вот по вине какого-то предательства и наведения немецкая подводная лодка нашла проход через минные ограждения, проникла в центр сосредоточения военного флота в Батумском порту и подорвала корабли. Начался огненный кошмар – горели крейсера, само море. Девчонки зенитчицы в срочном порядке выносили тяжелейшие снаряды из области пожара, боялись, что начнут взрываться зенитные склады. Очень много моряков тогда сгорело, и море было покрыто обгоревшими трупами.

Первое время после войны Екатерина Ивановна работала бухгалтером в Гагре в воинской части 319-36. В 1947 г. работала бухгалтером в здравнице им. Баумана. В 1948 работала бухгалтером производственной части Гагрского рыбзавода. В 1948-1949 году работала старшим инспектором по кадрам и спец. работе Савинского глинно-цементного завода в Архангельске. С 28.05.1949 Екатерина стала работать в Гагра в райздравотделе секретарем. Благодаря письменному обращению Екатерины к Маленкову в Гагре открыли курсы медсестер, которые она и окончила в 1956. После открытия городской больницы с 1957 - работала медстатистом, затем зав. отд. Кадров.

В 1964  Екатерина переведена была на должность старшей медсестры. С 1973 г. стала лаборанткой судебной экспертизы. Проработала 44 года. Награждена  «Почетными грамотами» и медалью "За Доблестный Труд". Работа в судмедэкспертизе была, наверно, самым мрачным периодом в жизни Екатерины Ивановны. Впечатлительная и очень сострадательная Екатерина Ивановна, которая горе людей принимала необыкновенно близко к сердцу, глубоко переживала все те ужасы и жестокости нашего мира, какие во всей полноте ей приходилось узнавать и видеть в связи с ее работой.

После того, как сын ее Михаил в 1984 году ушел в монастырь в Грузии, недалеко от Тбилиси, Екатерина Ивановна глубоко переживала это событие, но потом и сама стала глубоко и искренно верующей. В 1985 году она приняла св. крещение с именем Мария, часто посещала сына в монастыре и до последнего часа своей жизни горячо молилась за всех близких – живых и усопших. Умерла 4 декабря 2013 года на праздник Введения Божией Матери во храм.

Екатерина Ивановна отличалась необыкновенно отзывчивым и любвеобильным характером. Вся жизнь ее была исполнена заботой о близких. Она готова была ради близкого ей человека идти «и в огонь и в воду», и в ссылку и на каторгу и на "край света". Свою жизнь она не представляла без заботы о ком-то, только тем и жила, что могла кому-то чем-то помочь.

view all

Екатерина Ивановна Десимон's Timeline

1924
February 24, 1924
Sochi, gorod-kurort Sochi, Krasnodar Krai, Russia
1949
November 26, 1949
2013
December 4, 2013
Age 89
Tbilisi, Didi digomi, Tbilisi, Georgia
December 7, 2013
Age 89
Tbilisi, Didi digomi, Tbilisi, Georgia