Is your surname von Hessen-Darmstadt?

Research the von Hessen-Darmstadt family

Maria Alexandrovna's Geni Profile

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Share

Императрица Marie Maximiliane Wilhelmine Auguste Sophie von Hessen-Darmstadt (Lothringen-Brabant Hessen)

Russian: Императрица Максимилиана Вильгельмина Августа София Мария Александровна Гессенская, German: Императрица Maximiliane Wilhelmine Auguste Sophie Marie von Hessen und bei Rhein, Lithuanian: Императрица Marija Aleksandrovna Romanovienė (Gesen-Darmštadte), Imperatorienė
Also Known As: "Maksimiliana Vilhelmina Augusta Sofija Marija Gesen-Darmštadte"
Birthdate:
Birthplace: Darmstadt, Großherzogtum Hessen und bei Rhein, Deutscher Bund
Death: Died in St. Petersburg, St. Petersburgskaya Guberinya, Russian Empire
Cause of death: mure,et mehel olid armukesed.
Place of Burial: St. Petersburg, Leningradskaya Oblast, Russian Federation
Immediate Family:

Daughter of Ludwig II von Hessen-Darmstadt; Великий Герцог Гнессенский и Прирейнский Людвиг II; Wilhelmine Prinzessin von Baden and Великая Герцогиня Гнессенская и Прирейнская Вильгельмина Баденская Церинген
Wife of Император Aleksander II, Zsar of Russian Romanov, tsaar
Mother of Grand Duchess Alexandra Alexandrovna of Russia; Tsarevich Nicholas Alexandrovich of Russia; Alexander III Romanov, Tsar of Russia; Великий Князь Vladimir Alexandrovich Grand Duke of Russia; Grand Duke Alexei Alexandrovich of Russia and 11 others
Sister of Ludwig III, Großherzog von Hessen; Sohn Hessen und bei Rhein, prinz; Karl Wilhelm Ludwig von Hessen und bei Rhein, Prinz; Elisabeth Amalie Luise Karoline von Hessen und bei Rhine, Prinzessin; Unknown Daughter von Hessen und bei Rhein, Prinzessin and 1 other

Occupation: Empress of Russia, Максимилиана Вилхелмина Августа София Мария фон Хесен-Дармщат, keiser, tsaar, keisrinna, keisriinna
Managed by: Hannelore Caulk Scheu
Last Updated:

About Maria Alexandrovna

http://genealogics.org/getperson.php?personID=I00006399&tree=LEO MOSCOW — Ever since the remains of the last czar, Nicholas II, and most of his family were exhumed 25 years ago from a dirt road in the Urals, investigators, historians and surviving members of the Romanov dynasty have anticipated the day when all the murdered royals would be laid to rest. They thought that moment had finally arrived when a funeral was scheduled last October for two long-lost children — Czarevitch Alexei and Grand Duchess Maria, whose remains were found in nearby woods many years later.

But it was not to be. The Russian Orthodox Church interceded, questioning — not for the first time — whether any of the remains were authentic, and the service was postponed indefinitely. The nearly 100-year saga of murder, mystery and myth lived on.

Continue reading the main story RELATED COVERAGE

Amateurs Unravel Russia’s Last Royal MysteryNOV. 25, 2007 “The problem is that from the historical, scientific and genetic point of view, it is absolutely clear that the remains of the czar and his family are authentic,” said Sergei V. Chapnin, who was fired as editor of The Journal of the Moscow Patriarchate in December, partly, he thinks, because he pushed for accepting the remains. “The only statement we hear from the church is, ‘We don’t believe it.’ ”

Photo

Nicholas II with his wife and children. Credit Agence France-Presse — Getty Images Why the church rejects the evidence assembled thus far, filling some 25 volumes, is one enduring mystery at the center of the case. Senior church officials have never fully explained it; they keep demanding further efforts.

“The church is interested no less than anyone else, and maybe even more than anyone else, to determine the truth in this complicated issue,” Vladimir R. Legoyda, a church spokesman, said at a news conference late last year. “There are questions that still remain and serious ones. So far we just touched the tip of the iceberg.”

In 2000, the church canonized the royal family, upping the ante for authenticating the remains and possibly imposing new funeral rites, in that the relics of saints must be preserved above ground.

“We need to rule out any possibility of a mistake,” Mr. Legoyda said.

At the same news conference, Bishop Tikhon, a shadowy, influential Orthodox figure rumored to be the spiritual guide for President Vladimir V. Putin, cast doubt on the authenticity of the bones by describing various untested theories, as did a historian endorsed by the church.

To take just one of the more outlandish claims, the bishop hinted that the grave of Nicholas’s father, Czar Alexander III, had been vandalized and his bones interred in place of his son.

That theory was quickly disproved. An excavation found Alexander III’s grave had remained undisturbed since his burial in 1894, said Sergei V. Mironenko, the head of the Russian State Archives, which has also been closely involved in the investigation. It was the third time royal bones had been dug up in the course of the investigation.

Nevertheless, Bishop Tikhon suggested on state television in late December that the church investigation was just getting started. “Today we were assured that the scientists will have all the time that they need — let’s say it will be approximately two, three years — but these tests will be carried out professionally and in full,” he said, without specifying what testing or who would be doing it.

The bishop was not available for interviews. Patriarch Kirill, the head of the Russian Orthodox Church, said at a conference of bishops this month that Mr. Putin himself had consented to an open-ended inquiry by the church.

Virtually every expert involved in the case agrees that investigators have pieced together a plausible explanation of what happened to the family, while the church has failed to produce an alternative.

“It is one of the oddest detective stories in Russian history in the last century,” said Ksenia V. Luchenko, a freelance journalist with long experience covering Orthodox Church matters.

Early in the morning of July 17, 1918, the czar, his wife, their five children, as well as their doctor, a cook and two servants, were executed in the basement of a house in Yekaterinburg, in central Russia. The firing squad had the most difficulty killing the czar’s four daughters, because the bullets ricocheted off all the hidden diamonds sewn into their clothing.

In a series of steps that took investigators decades to determine, the executioners first dumped the corpses in a mine, named Ganina Yama in Russian, which had long been thought to be the burial place of their ashes.

The bodies of the 11 victims were actually loaded onto a truck for transport to a deeper mine, however. The vehicle got stuck on a muddy road through a bog. To lighten the load, the bodies of Alexei and Maria were removed and carted off into the forest — burned, doused with acid and buried. The Bolsheviks then decided to inter the rest right there in Old Kaptikovskaya Road.

That main grave was eventually discovered in 1979 by amateur sleuths, and the bodies were finally exhumed in 1991, after the Soviet Union collapsed. The government treated it as a criminal case, assigning it to Vladimir N. Solovyov, at the time a 40-year-old investigator.

It took a year to assemble the skeletons from the jumbled collection of bones, especially since the executioners had tried to disguise the victims by smashing their faces. “The skulls had to be glued together like an antique vase from many small bits,” said Mr. Solovyov, now 65 and still working the case.

In a stroke of luck for the anthropologists doing the work, the czar’s daughters had contracted measles in March 1917 and posed together with shaved heads. The markedly different contours of their skulls were readily visible, speeding identification.

Photo

The bullet-riddled skull of Nicholas. The remains of two of the children were found much later and are stored in a state vault. Credit Associated Press Fragments from the skeletons were shipped to Britain and the United States for DNA testing in government laboratories, Mr. Solovyov said, which confirmed the victims’ identities.

The historical and genetic proof gradually undermined the accumulated myths surrounding the execution, such as the longstanding legend that Grand Duchess Anastasia had somehow escaped. She had not.

In 1998, in St. Petersburg, Nicholas II; his wife, Czarina Alexandra Feodorovna; daughters Olga, Tatiana and Anastasia; and the four retainers killed with them were buried together in St. Peter and Paul Cathedral, where all the czars since Peter the Great lie.

The patriarch at that time, Aleksei II, skipped the funeral at the last minute, rejecting the evidence with no explanation. The Orthodox priests who presided did not refer to the deceased by name, saying, “God knows their identity.”

Czarevitch Alexei and Grand Duchess Maria were to be buried in the same grave. Their bone fragments had been tucked away for years inside two small white boxes the size of FedEx mailers, sealed with crime-scene tape and locked into a vault in the state archives in downtown Moscow.

That would seem to have settled things, but the church took custody of the remains in December, declaring for reasons that remain elusive that the case required further study.

“They follow this mythological idea that the state is trying to convince the church that the remains are real although they are false,” Mr. Chapnin said. “What reason would the state have to do that? Nobody knows! People are just against it and that is it, they are not ready for any discussion.”

The most prevalent explanation is that the hierarchy wants to avoid the decision because either choice would alienate key factions.

Rejecting the bones will anger some Orthodox adherents, particularly those outside Russia. Accepting them will incense a conservative domestic faction that believes the Soviet government somehow faked the burial.

“Either decision will cause a scandal, so they would like to postpone it,” Mr. Chapnin said.

Analysts of church affairs place Patriarch Kirill among the doubters, but his reasons remain opaque. Andrei B. Zubov, a renowned historian, said he knew the prelate well enough to engage him on any matter, but when Mr. Zubov asked about the czar’s remains, he changed the subject.

“It was a political decision, not a spiritual or scientific one,” said Mr. Zubov, adding that after years of opposition, the church could not suddenly reverse itself without losing face.

Still, the idea that the church wants to begin an investigation from scratch provokes exasperation.

“They have all kinds of strange ideas why they are not the right remains,” said Paul E. Kulikovsky, 55, a businessman in Moscow who is a great-great-grandson of Czar Alexander III. “If you investigate all the possibilities, that means you have to go on for 100 years because people have come up with 1,000 possibilities.”

The Canadian-born Mr. Kulikovsky, who publishes a monthly newsletter on Romanov affairs, said the vast majority of about 80 Romanov descendants hope to bury Alexei and Maria this winter, whether or not the church deemed the bones authentic.

Ms. Luchenko, the journalist, noted that in death, the two prime adversaries of the 1917 Revolution, the czar and Lenin, are both stuck in limbo.

There has been an endless debate whether the embalmed body of Lenin should be removed from his tomb in Red Square and buried, while the remains of Nicholas II might be preserved above ground if they are ever recognized as holy relics.

Together, the remains represent the unfinished business of a particularly violent, tumultuous century for Russia. Ms. Luchenko said, “Russia cannot say goodbye to its 20th century.”

Alexandra Odynova contributed reporting.

Alt death date: 6/8/1880

  • Name/title: Maximiliane Wilhelmine Auguste Sophie Marie Prinzessin von Hessen-Darmstadt.
  • By Marriage 28 April 1841, her married name became Mariya Aleksandrovna Romanov.

Links:

.Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.


Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.
.Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.
.Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.
Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.
Marie of Hesse and by Rhine (8 August 1824 – 3 June [O.S. 22 May] 1880) was, under the name Maria Alexandrovna (Russian: Мария Александровна), Empress of Russia as the wife of Emperor Alexander II. She was born in Darmstadt, the capital of the Grand Duchy, and died in Saint Petersburg. The Mariinsky Theatre and the city of Mariehamn in Åland are named after her.

Early life

Marie was the youngest of seven children born to the Grand Duchess Wihelmine of Hesse (1788–1836), the youngest sister of the Russian Empress-Consort Elizaveta Alexeievna. The younger four were probably the biological children of Baron August von Senarclens de Grancy, but to avoid a scandal, Ludwig II, Grand Duke of Hesse acknowledged Alexander and Marie as his own children; the other two had died young.

Marriage

When in 1838, the Tsarevich Alexander Nikolayevich toured Europe to find a wife, he fell in love with the 14-year-old Marie. He married her on 16 April 1841, even though he was well aware of the "irregularity" of her birth. His mother Empress Alexandra Fyodorovna objected, but Alexander insisted.

She was very shy. The damp climate of St. Petersburg did not agree with the delicate chest Marie had inherited from her mother, so that she had a racking cough and recurring fever. Nevertheless, she became the mother of eight children. These pregnancies together with ill health kept her away from many Court festivities, which brought temptations to her husband.

Marie knew Alexander was unfaithful and had many lovers. He already had three children with his favourite mistress, Princess Catherine Dolgoruki, and he moved her and their children into the Imperial Palace during Marie's final illness, and entered into a morganatic marriage with Princess Catherine Dolgoruki, on 18 July [O.S. 6 July] 1880.[1]

Empress Maria Alexandrovna with her husband Tsar Alexander II, and son, the future Tsar Alexander III Russian Empress[edit] In 1855 Alexander became Emperor, which forced her to attend more State functions whether she was ill or not. Although In 1865, the death of her eldest and favourite son, the Tsarevich Nicholas, was a great blow.

Every now and again she was able to go to her brother Alexander who lived with his morganatic wife in Heiligenberg. There she met Princess Alice, second daughter of Queen Victoria and Prince Albert of Saxe-Coburg-Gotha, wife of her nephew Prince Louis. She resented Alice's suggestion that her brother Prince Alfred, Duke of Edinburgh and Marie's daughter, Maria Alexandrovna marry, but the marriage ultimately went through. When Alice died in 1878, Marie often invited the motherless children for visits to Heiligenberg. It was during these visits that her second youngest son, Grand Duke Sergei, met his future wife, Alice's second daughter, Princess Elisabeth and Maria also met Elisabeth's youngest surviving sister, Princess Alix, who would eventually become the devoted, yet ill-fated, wife of Maria's eldest grandson, Tsar Nicholas II. One legend states that on a visit to Darmstadt, upon meeting Alix, Marie turned to her maid of honor telling her to "kiss her hand. That is your empress to be."[2] In later years Nicholas II’s eldest daughter, the Grand Duchess Olga, claimed to have seen the ghost of her great-grandmother, the Empress Maria Alexandrovna as a small child, according to her nanny, Miss Margaretta Eagar.[3]

Children

Name Birth Death Notes Grand Duchess Alexandra Alexandrovna 30 August 1842 10 July 1849 nicknamed Lina, died of infant meningitis in St. Petersburg at the age of six Tsarevich Nicholas Alexandrovich 20 September 1843 24 April 1865 engaged to Dagmar of Denmark Tsar Alexander III 10 March 1845 1 November 1894 married 1866, Dagmar of Denmark (Maria Feodorovna); had issue Grand Duke Vladimir Alexandrovich 22 April 1847 17 February 1909 married 1874, Marie of Mecklenburg-Schwerin (Maria Pavlovna); had issue Grand Duke Alexei Alexandrovich 14 January 1850 14 November 1908 married 1867/1870, Alexandra Vasilievna Zhukovskaya; had issue Grand Duchess Maria Alexandrovna 17 October 1853 20 October 1920 married 1874, Alfred, Duke of Saxe-Coburg and Gotha; had issue Grand Duke Sergei Alexandrovich 29 April 1857 4 February 1905 married 1884, Elisabeth of Hesse (Elizabeth Feodorovna); Grand Duke Paul Alexandrovich 3 October 1860 24 January 1919 married 1889, Alexandra of Greece and Denmark (Alexandra Georgievna); had issue - second marriage 1902, Olga Karnovich; had issue

Sash of the Order of Maria Louisa, belonging to the Empress Maria Alexandrovna of Russia.

Titles and styles

8 August 1824 – 3 June 1880 Her Grand Ducal Highness Princess Marie of Hesse and by Rhine 16 April 1841 – 2 March 1855 Her Imperial Highness Grand Duchess Maria Alexandrovna of Russia, the Tsesarevna of Russia 2 March 1855 – 3 June 1880 Her Imperial Majesty The Empress of all the Russias

Honours

Spain: Dame of the Order of Queen Maria Luisa

.Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.


.Keiser Aleksander II peamine siht olid olnud reformid.,muutused,otsimine.Need sagedased innustumised uutest ideedest leidsid kujuka väljenduse ka vanaisa lõputustes armuseiklustes.Aleksander IIarmuromaanid järgnesid üksteisele pidevalt.Kuni ilmus kasunis vürstitar Dolgorukaja.Kõikide imestuseks oli Aleksander nüüd äkki uuele armukeseke truu.Sündisid lapsed.Tekkis ametlik keiserlikperekond,kus Aleksander viibis siitpeale kogu asja ,sinna sõitsid ettekannetega tema juurde ministrid.Kui algas revolutsionääride klapperjaht tsaarile,asus Nikolai vanaisa ekstravakantse sammu,ohutuse huvides tõi ta oma mõlemad perekonnad Talvepaleesse.1880.aastal suri Nikolai, vanaema murest,et mehel on armuke,Aleksander II ametlik naine,keisrinna Maria Aleksandrovna.Vanaisa abiellus nüüd oma armukesega.Kuigi tark ja taktitunderline vürstinna teatas,et ei hakka oma pojale troonipärimis õigust taotlema,mõistsid nad siiski,see mis täna on võimatu,võib juba homme...Aleksander II oli 62.aastane,kuid ta oli veel tugev ja terve.Nikolai isa langes ilmselgelt tahaplaanile.Kuid juba paari kuu pärast "häbiväärset"abiellumist kärgatas pommiplahvatus Jeksterina kanali ääres.Mõistagi kuulis ka Nikolai seda,mis kõikjal räägiti:"See oli jumala karistus tsaari pattude eest.....Ta surma põhjusekd oli mehe armulood ja pidevas stressis olek.

О Марии Александровне (русский)

Мари́я Алекса́ндровна (27 июля (8 августа) 1824, Дармштадт — 22 мая (3 июня) 1880, Санкт-Петербург) — принцесса Гессенского дома, российская императрица, супруга императора Александра II и мать императора Александра III.

Урождённая принцесса Максимилиана Вильгельмина Августа София Мария Гессенская (нем. Maximiliane Wilhelmine Auguste Sophie Marie von Hessen und bei Rhein, 1824—1840), после принятия православия 5 (17) декабря 1840 года — Мария Александровна[1], после обручения 6 (18) декабря 1840 года — великая княжна с титулом императорского высочества[1], после бракосочетания 16 (28) апреля 1841 года — цесаревна и великая княгиня[2], после восшествия супруга на российский престол — императрица (2 марта 1855 — 3 июня 1880).

Юность. Замужество

Принцесса Мария родилась 27 июля (8 августа) 1824 г. в семье герцога Людвига II Гессенского. Биографы матери принцессы Марии Вильгельмины Баденской, великой герцогини Гессенской, убеждены, что её младшие дети были рождены от связи с бароном Августом Сенарклен де Гранси. Муж Вильгельмины, великий герцог Людвиг II Гессенский, чтобы избежать скандала и благодаря вмешательству высокопоставленных брата и сестёр Вильгельмины[3], официально признал Марию и её брата Александра своими детьми[4]. Несмотря на признание, они продолжали жить отдельно в Хайлигенберге, в то время как Людвиг II занимал великогерцогский дворец в Дармштадте.

В марте 1839 года, путешествуя по Европе, наследник российского престола, сын императора Николая I Александр, будучи в Дармштадте, влюбился в 14-летнюю Марию. Первая встреча цесаревича и принцессы произошла в оперном театре, где шла постановка "Весталки". [5]Ранее одна из принцесс Гессен-Дармштадтских уже выходила замуж за русского цесаревича, ею была Наталья Алексеевна, первая жена Павла I. Приехав в Россию, Александр Николаевич решил жениться на Марии, скандальное происхождение девушки его не смущало, он писал своей матери в письме: «Милая Мама, что мне до тайн принцессы Марии! Я люблю её, и я скорее откажусь от трона, чем от неё. Я женюсь только на ней, вот мое решение!»

Императрицу Александру Фёдоровну смущало происхождение будущей невестки и она отказывалась благословлять брак сына. Всё же, после уговоров Александра и Николая I, императрица сама отправилась в Дармштадт, чтобы познакомиться с Марией, чего ещё никогда не было при династии Романовых. Согласие на брак было получено. Отношение императора и императрицы к невестке со временем стало очень тёплым. "Мари завоевала сердца всех тех русских, которые могли познакомиться с ней. Саша [Александр II] с каждым днем привязывался к ней все больше, чувствуя, что его выбор пал на Богом данную. Их взаимное доверие росло по мере того, как они узнавали друг друга. Папа [Николай I] всегда начинал свои письма к ней словами: «Благословенно Твое Имя, Мария». <…> Папа с радостью следил за проявлением силы этого молодого характера и восхищался способностью Мари владеть собой. Это, по его мнению, уравновешивало недостаток энергии в Саше, что его постоянно заботило[6].

К невесте цесаревича был назначен законоучитель Меглицкий Г. Т., в письме которого к матери сохранились воспоминания о первой встрече с невестой цесаревича во Франкфурте на Майне : «Его Высочество [ Александр] изволил обратить внимание на Её Высочество, и сказать, что я найду в ней самую невинную душу, готовую к принятию всякого добра.<…>Мои известия всегда будут недостаточны изобразить сию цветущую небесную юность, развивающуюся в необыкновенных качествах ума и сердца. Лучшего выбора нельзя было сделать.»[7].

В сентябре 1840 года принцесса прибыла в Россию. Впечатлениями о Санкт-Петербурге она поделилась в письме к родным: «Петербург гораздо красивее, чем я думала; этому много способствует Нева;это чудная река;я думаю, трудно найти более величественный город: при этом он оживлён; вид из Зимнего дворца на Неву исключительно хорош»[8].

5 (17) декабря 1840 года принцесса приняла православие с именем Мария Александровна[1]. «На следующей день, 6 декабря, было обручение цесаревича с великой княжной Марией Александровной. С той же торжественностью и роскошью был парадный выход. Обручение свершилось в присутствии всей царской фамилии, всего двора, всей российской знати и множества знатных иностранных гостей, и представителей иностранных государств».[9]. 16 (28) апреля 1841 года в Соборной церкви Зимнего дворца состоялось бракосочетание[2].

«Белый сарафан ее богато был вышит серебром и разукрашен бриллиантами. Через плечо лежала красная лента, пунцовая бархатная мантия, побитая белым атласом и обшитая горностаем, была прикреплена на плечах. На голове бриллиантовая диадема, серьги, ожерелье, браслеты — бриллиантовые. В сопровождении своего штата великая княгиня прошла в комнаты императрицы, где ей надели бриллиантовую корону.

Александр II и Мария Александровна

Императрица осознавала, что не дорогие алмазы должны украшать в этот день невинное и чистое лицо молодой принцессы, она не удержалась от желания украсить волосы невесты цветком, служащим эмблемой чистоты и невинности. Императрица приказала принести несколько живых померанцевых цветков, и сама воткнула их между бриллиантов в корону, маленькую ветку приколола на груди, бледных цветков не было заметно среди регалий и драгоценных бриллиантов, но символический блеск их умилял многих.»[9].

Мария Александровна не любила шумных приёмов и балов, столичную жизнь. Всё это её тяготило. Она предпочитала спокойную жизнь в царских резиденциях. Однако «этикет обязывал все это исполнять.»[9].

Фрейлина А. Ф. Тютчева пишет в своих Воспоминаниях: «Она мне рассказывала, что скромная и в высшей степени сдержанная, она вначале испытывала только ужас перед той блестящей судьбой, которая столь неожиданно открывалась перед ней. Выросшая в уединении и даже в некотором небрежении в маленьком замке Югендгейм, где ей даже редко приходилось видеть отца, она была более испугана, чем ослеплена, когда внезапно была перенесена ко двору, самому пышному, самому блестящему и самому светскому из всех европейских дворов, и в семью, все члены которой старались наперерыв друг перед другом оказать самый горячий прием молодой иностранке, предназначенной занять среди них такое высокое положение. Она мне говорила, что много раз после долгих усилий преодолеть застенчивость и смущение она ночью в уединении своей спальни предавалась слезам и долго сдерживаемым рыданиям»[10].

Внешность. Характер

Сохранились портреты и фотографии императрицы.

Фрейлина Тютчева так описывает Марию Александровну "Я сказала, что, когда я впервые увидела великую княгиню, ей было уже 28 лет. Тем не менее она выглядела еще очень молодой. Она всю жизнь сохранила эту молодую наружность, так что в 40 лет ее можно было принять за женщину лет тридцати. Несмотря на высокий рост и стройность, она была такая худенькая и хрупкая, что не производила на первый взгляд впечатление belle femme[красавицы]; но она была необычайно изящна, тем совершенно особым изяществом, какое можно найти на старых немецких картинах, в мадоннах Альбрехта Дюрера, соединяющих некоторую строгость и сухость форм со своеобразной грацией в движении и позе, благодаря чему во всем их существе чувствуется неуловимая прелесть и как бы проблеск души сквозь оболочку тела. Ни в ком никогда не наблюдала я в большей мере, чем в цесаревне, это одухотворенное и целомудренное изящество идеальной отвлеченности. Черты ее не были правильны.

.Прекрасны были ее чудные волосы, ее нежный цвет лица, ее большие голубые, немного навыкат, глаза, смотревшие кротко и проникновенно. Профиль ее не был красив, так как нос не отличался правильностью, а подбородок несколько отступал назад. Рот был тонкий, со сжатыми губами, свидетельствовавший о сдержанности, без малейших признаков способности к воодушевлению или порывам, а едва заметная ироническая улыбка представляла странный контраст к выражению ее глаз. Я настаиваю на всех этих подробностях потому, что я редко видала человека, лицо и наружность которого лучше выражали оттенки и контрасты его внутреннего чрезвычайно сложного «я»[11]

По воспоминаниям современников Мария Александровна обладала исключительной добротой, искренностью и вниманием к людям. Она была очень набожна и строго соблюдала церковные догматы. У императрицы было очень развито чувство долга. «Это прежде всего была душа чрезвычайно искренняя и глубоко религиозная, но эта душа, как и ее телесная оболочка, казалось, вышла из рамки средневековой картины….Душа великой княгини была из тех, которые принадлежат монастырю. Ее хорошо можно было себе представить под монашеским покрывалом, коленопреклоненной под сенью высоких готических сводов, объятую безмолвием, изнуренную постом, долгими созерцательными бдениями и продолжительными церковными службами, пышною торжественностью которых она бы с любовью руководила. Вот подходящая обстановка для этой души, чистой, сосредоточенной, неизменно устремленной ко всему божественному и священному, но не умевшей проявить себя с той горячей и живой отзывчивостью, которая сама и дает и получает радость от соприкосновения с людьми»[12]

Сестра Александра II Ольга писала : «Мари не хватало мягкости и привлекающей к себе сердечной веселости. Было только немного людей, которые сумели к ней приблизиться. <…> Вообще она считалась женщиной большого сердца и чувства, но ее улыбка все чаще была грустной.»[13]

Историк, правовед Кавелин К.Д., который преподавал историю цесаревичу Николаю Александровичу, пишет об общем впечатлении "застенчивости и робости", которое возникло у него при встрече с императрицей в 1857 г. "Намерения и чувства, без сомнения,- самые лучшие, но в мыслях видна нетвёрдость, неясность, нерешительность, которые характеризуют жертву событий, а не владычицу их."[14]

Военный министр Д.А. Милютин пишет об императрице " <...>[она] внушила мне чувство благоговейного почтения. Это была святая женщина в нравственном отношении и вместе с тем высокого ума и образования". [15]

Король Баварии Людвиг II писал, что императрица Мария Александровна, которая гостила в его замке Берг в 1868 г., "осенена ореолом святой". [16]

Императрица

[17] Мария Александровна стала императрицей в тридцать лет. Во время коронации, состоявшейся 26 августа 1856 года в Успенском соборе Москвы, корона упала с головы императрицы, что было воспринято как дурной знак[18].

Многие осуждали Марию Александровну за отсутствие инициативы и активности в государственных делах, в которые императрица не любила вмешиваться. Она была прекрасно образована, хорошо разбиралась в музыке, хорошо знала новейшую литературу, а также занималась благотворительностью. Именно при Марии Александровне в России был учреждён Красный Крест, всего императрица патронировала 5 больниц, 12 богаделен, 36 приютов, 2 института, 38 гимназий, 156 низших училищ и 5 частных благотворительных обществ. Она положила начало новому периоду женского образования в России учреждением открытых всесословных женских учебных заведений (гимназий)[19]. Императрицы сыграла не последнюю роль в деле освобождения крестьян. Тратила огромные суммы на благотворительность. Во время войны она отказалась даже шить себе новые платья и все эти сбережения отдавала в пользу вдов, сирот, раненых и больных[20].

Мария Александровна сочувствовала балканским славянам, которые находились под властью Турции, не раз высказывалась за ужесточение позиции российской дипломатии по этому вопросу (и в этом расходилась с императором, который "говорил горячо против увлекающихся симпатиями к братьям славянам.."[21]). Также императрица отправляла от общества Красного Креста на Балканы врачей и госпитальные вещи. [22]

Мария Александровна покровительствовала педагогу Константину Ушинскому, пользовалась уважением у таких разных людей, как Анна Тютчева, фрейлина Высочайшего двора[23], поэт Тютчев Ф.И., который посвящал ей стихи [1], Жуковский В.А. и Пётр Кропоткин.[9]

Последний весьма нелестно отзывался о большинстве членов семьи Александра II, но для императрицы делал исключение: «Из всей императорской фамилии, без сомнения, наиболее симпатичной была императрица Мария Александровна. Она отличалась искренностью… Теперь известно, что Мария Александровна принимала далеко не последнее участие в освобождении крестьян… Больше знали о том деятельном участии, которое принимала Мария Александровна в учреждении женских гимназий. С самого начала, в 1859 году, они были поставлены очень хорошо, с широкой программой и в демократическом духе. Её дружба с Ушинским спасла этого замечательного педагога от участи многих талантливых людей того времени, то есть от ссылки»[24].

Императрица Мария Александровна с супругом Императором Александром II (Левицкий С. Л.) Семья[править | править вики-текст] Александр II и Мария Александровна прожили в браке почти 40 лет, и долгие годы супружество было счастливым. А. Ф. Тютчева называет Марию Александровну «счастливой женой и матерью, боготворимой своим свёкром (императором Николаем I)». У супругов родились восемь детей. Тяжёлым ударом для молодой семьи стала смерть старшей дочери Александры от менингита.

Однако впоследствии отношения супругов охладели. Сестра Александра II Ольга Николаевна пишет о необычайной религиозности и строгости Марии, что, возможно, тяготило императора в отношениях с супругой: «Как все перешедшие в православие, она придерживалась догматов, и это было точкой, в которой они расходились с Сашей; он, как Мама, любил все радостное и легкое в религиозном чувстве. Если все, что делается, делается из соображений долга, а не из чувства радости, какой грустной и серой становится жизнь!»[25]

Страшным ударом для супругов стала смерть любимого сына и наследника престола Николая в 1865 г. Императрица даже не смогла присутствовать на похоронах сына. "Она была только два или три раза в часы, не назначенные для панихид. Говорят, что когда в первый раз она увидела тело покойного сына, то плакала навзрыд так, что дежурные и караульные офицеры не могли удержаться от слёз."[26]

После кончины Цесаревича Николая Александровича в Ницце 12-го апреля 1865 г. По свидетельству Великой Княжны Ольги Николаевны , оставленному в её воспоминаниях «Сон юности», после смерти Цесаревича Мария Александровна «внутренне умерла и только внешняя оболочка жила механической жизнью».[27] «Она никогда не оправилась от этого горя», пишет С. Д. Шереметев[28].

После восшествия на престол император стал часто заводить фавориток. Самой продолжительной была связь с княжной Екатериной Долгоруковой, которая родила Александру четырёх детей. Ещё при жизни Марии Александровны император поселил свою любовницу в Зимнем дворце. Мария Александровна не предпринимала никаких публичных действий. «Призванная прощать изо дня в день в течение многих лет, она ни разу не проронила ни жалобы, ни обвинения. Тайну своих страданий и унижений она унесла с собой в могилу.»[29]

Последние годы

Частые роды, измены мужа, смерть сына, окончательно подорвали и без того слабое здоровье Марии Александровны. С 1870х гг. императрица по рекомендации своего врача терапевта С. П. Боткина осень и зиму проводила на юге - в Крыму, Италии.[30]

Принято считать, что императрица к концу жизни совсем отошла от придворной жизни и не вмешивалась в государственные дела. Однако, согласно дневникам военного министра Д.А. Милютина в 1878 г. императрица присутствовала на совещаниях императора с министрами по поводу военных действий на Балканах. [31]

В 1879 г. состояние здоровья Марии Александровны ухудшилось в том числе и из-за покушений на императора, которые заставляли императрицу постоянно жить в страхе за жизнь мужа. Покушения 1879 г. стало для неё настоящим ударом: "Я, как сейчас, вижу ее в тот день — с лихорадочно блестящими глазами, разбитую, отчаявшуюся. «Больше незачем жить, — сказала она мне, — я чувствую, что это меня убивает»[32].

К 1880 г. она отошла от придворной жизни. «Здоровье императрицы Марии Александровны быстро слабело, роковые условия её жизни сломили её физически и нравственно, мучительный крест её последних лет принадлежит истории», пишет С. Д. Шереметев[33]. В январе 1880 г. императрица вернулась в Россию из Канн, где проходила лечение. Во время покушения на императора 5 (17) февраля 1880 г. (взрыва в столовой Зимнего Дворца) она находилась в очень тяжёлом состоянии, даже не услышала взрыва[34].

В начале мая 1880 г. Александр II переехал с Е. М. Долгоруковой в Царское Село, а больной жене наносил лишь короткие официальные визиты. Это вызывало новую волну осуждения императора:"Императрица лежит здесь, нет и речи о ее недуге. Находят неудобным, что, когда ей немного остается жить, Царь переезжает. Мы стараемся приискивать этому благовидные причины. К сожалению, неблаговидных более, чем благовидных..." [35] Часто навещали мать сыновья и дочь.

В ночь со 2 на 3 июня 1880 г. (22 мая по старому стилю) императрица Мария Александровна скончалась от туберкулёза. «Она заснула навеки и совершенно одна».[36] Перед смертью она написала письмо, в котором благодарила своего мужа за все тридцать девять лет совместной жизни. Император оставил себе на память некоторые драгоценности покойной жены. Д.А. Милютин записал в дневнике, что государь был "печален, в нервном состоянии". [37]

Кончина императрицы была огромным горем для семьи "<...> но и для всей России это незаменимая потеря. Незаметным образом Императрица была как бы последним пунктом нравственного порядка и приличия; с ее кончиной преграда рушится, и легко может статься, что мы будем переживать тяжелые минуты, придется не раз краснеть за свое время", пишет великий князь Константин Константинович.[38]

Похоронили императрицу Марию Александровну 28 мая в Петропавловском соборе Петербурга.

Русский народ прощается со своей Царицей, истинно Русскою, глубоко смиренною перед Богом, и на высоте своего призвания всецело посвящавшею себя делам христианского милосердия. («Московские ведомости», 24 мая 1880 г., № 142). Спокойно, без агонии, угасла жизнь благосердной Печальницы русского народа, поставившей задачею своего земного существования облегчение участи несчастных…(«Голос», 23 мая 1880 г., № 142). …Самой важное, самое незабвенное наследство, оставленное усопшей русскому государству и народу есть «Красный крест», общество попечения о раненых и больных воинах.(«Неделя», 1880 г., № 21). В осиротелой, покинутой Ею России вечно будет жить кроткий, идеальный образ Царственной женщины-христианки, окружённой светлым ореолом народной любви и признательности. («Киевлянин», 24 мая 1880 г., № 117). — [39] В июле того же года, не дожидаясь окончания положенного траура в один год, Александр II заключил морганатический брак с княжной Долгоруковой, что было ударом для его детей от Марии Александровны, которые обожали мать. Дочь императора Мария писала отцу: «Я молю Бога,чтобы я и мои младшие братья, бывшие ближе всех к Мама́, сумели бы однажды простить Вас».[40]

Менее чем через год (1 марта 1881 г.) Александр II был убит «народовольцами». Похоронили императора в Петропавловском соборе рядом с первой женой. Места захоронения Александра II и Марии Александровны отличаются от других тем, что надгробия, установленные по решению их сына Александра III выполнены из яшмы и орлеца.

Дети

Стала матерью 8-х детей[41] :

Александра Александровна (18 августа 1842 — 16 июня 1849) — умерла от менингита; Цесаревич Николай Александрович (8 сентября 1843 — 12 апреля 1865) — умер от туберкулезного менингита в городе Ницце; Александр III (26 февраля 1845 — 20 октября 1894) — император России в 1881—1894 годах; Владимир Александрович (10 апреля 1847—1909) — в 1874 г. женился на принцессе Мекленбург-Шверинской, от которой имел пятерых детей; Алексей Александрович (2 января 1850—1908) — с 1883 по 1905 год генерал-адмирал ВМФ Российской империи; Мария Александровна (5 октября 1853—1920), великая княгиня, герцогиня Великобритании и Германии, супруга Альфреда Эдинбургского; Сергей Александрович (29 апреля 1857 — 5 февраля 1905) — московский генерал-губернатор, супруг Елизаветы Гессен-Дармштадтской; Павел Александрович (21 сентября 1860—1919) — дважды женат (первый раз на Александре Греческой, второй раз на Ольге Палей), имел двоих детей от первого брака, троих от второго.

Память

Памятник Марии Александровне в названном в честь неё Мариехамне Города, названные в честь Марии Александровны[править | править вики-текст] Мариинский Посад (Чувашия). До 1856 года — село Сундырь. 18 июня 1856 года император Александр II в честь супруги переименовал село в город Мариинский Посад. 9 августа 2013 года на улице Набережная в г. Мариинский Посад в присутствии Главы Чувашии Михаила Игнатьева был открыт памятник императрице Марии Александровне[42] Фотография памятника. Мариинск (Кемеровская область). Переименован в 1857 году (прежнее название — Кийское). В 2007 году здесь открыт[43] памятник Марии Александровне работы томского скульптора Леонтия Усова. Императрица сидит на скамейке и держит в руке голубя — традиционный символ мира и Святого Духа. При этом на скамейке специально оставлено место для желающих сфотографироваться с ней[44]. Мариехамн (Маарианхамина) — главный город Аландских островов, автономной территории в составе Финляндии. Основан в 1861 году. 2 ноября 2011 г. здесь был торжественно открыт памятник Императрице на круглом гранитном постаменте, работы скульптора Андрея Ковальчука. Императрица изображена во весь рост. Названы в честь Марии Александровны

Мариинский театр (Санкт-Петербург) Мариинский дворец (Киев) Одесская Мариинская гимназия Мариинская улица в Риге (Marijas iela) В Иерусалиме в память об императрице Марии Александровне была построена и освящена в 1888 г. Церковь Святой Марии Магдалины.

Кроме того, в марте 2010 года в итальянском Сан-Ремо был открыт бронзовый бюст Императрицы Марии Александровны, подаренный властями Санкт-Петербурга. Памятник установили на набережной, названной в честь неё "Бульваром Императрицы" (Сorso Imperatrice).[45] [2]

Киновоплощения[править | править вики-текст] 1993 — Роман императора — Наталия Власова 2003 — Любовь императора — Ирина Купченко 2003-2004 — Бедная Настя — Марина Александрова 2010-2011 — Институт благородных девиц — Анна Исайкина 2008 — Одна ночь любви — Татьяна Корсак

Литература

Источники

Александр Третий: Воспоминания. Дневники. Письма. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001. — 400 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-89803-085-9. Валуев П.А. Дневник П. А. Валуева, министра внутренних дел. В двух томах. — М.: Наука, 1961. Кавелин К.Д. Из дневника 1857 г. // Кавелин К.Д. Собрание сочинений.. — СПб, 1898. — 1258 с. Маркелов И.И. Воспоминания 1839 г. Первая встреча императора Александра II и императрицы Марии Александровны//Русская Старина.т.94, №4.. — 1898. — 19-22 с. Меглицкий Г. Т. Письмо к А. И. Голубовой / Сообщ. П. Я. Виноградовым // Исторический вестник, 1891. — Т. 43. — № 1. — С. 282—286. Милютин Д.А. Дневники 1873-1882 в 4 т. — М, 1947-1950. Романов К.К. Дневники. Воспоминания. Стихи. Письма.. — М.: Искусство, 1998. — 494 с. — ISBN 5-210-01334-0. Сон юности. Воспоминания великой княжны Ольги Николаевны. 1825—1846 // Николай I. Муж. Отец. Император.. — 2000. Толстая А. А. Записки фрейлины. Печальный эпизод из моей жизни. — М.: Энциклопедия Российских деревень, 1996. — 242 с. — 10 000 экз. — ISBN 583-67-011-3. Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневника фрейлина двора. — 1990. Яковлева А. И. Воспоминания бывшей камер-юнгеферы императрицы Марии Александровны // Исторический вестник, 1888. — Т. 31. — № 1. — С. 147—174; № 2. — С. 393—413; № 3. — С. 593—606. Литература[править | править вики-текст] Зимин И. Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX — начало XX в.. — М.: Центрполиграф, 2011. — 560 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-227-04580-5. Зимин И. Люди Зимнего дворца. Монаршие особы, их фавориты и слуги. — СПб: Центрполиграф, 2014. — ISBN 978-5-227-05326-8. Зимин И. Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых. — М.: Центрполиграф, 2011. — 688 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-227-04582-9. Петрова Т.А. Комнаты императрицы Марии Александровны в Зимнем Дворце. — СПб: Государственный Эрмитаж, 2007. — 72 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-93572-265-4. Генеалогическое древо Марии Александровны до 4-го поколения[показать]

Примечания

Николай I. Манифест. О обручении Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича, Великого Князя Александра Николаевича с Светлейшею Принцессою Мариею, Дочерью Великого Герцога Гессен-Дармштадтского // Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. — CПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1841. — Т. XV, отделение первое, 1840, № 14024. — С. 784. Николай I. Манифест. О совершившемся бракосочетании Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича и Великого Князя Александра Николаевича с Великою Княжною Мариею Александровною, Дочерью Великого Герцога Гессен-Дармштадтского // Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. — CПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1842. — Т. XVI, отделение первое, 1841, № 14459. — С. 308. Великого герцога Баденского, Елизаветы Алексеевны, королев Баварии, Швеции и герцогини Брауншвейгской. Двое других младших детей умерли в младенчестве. Маркелов И.И. Воспоминания 1839 г. Первая встреча императора Александра II и императрицы Марии Александровны//Русская Старина.1898, т. 94, № 4, с. 19-22. ↑ Сон юности. Воспоминания великой княжны Ольги Николаевны. 1825—1846 // Николай I. Муж. Отец. Император. Письмо Меглицкого к матери Петрова Т. А. Комнаты императрицы Марии Александровны в Зимнем дворце. — СПб, 2007. — С. 7. Перейти к: 1 2 3 4 Яковлева А. И. Воспоминания бывшей камер-юнгферы Марии Александровны. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «autogenerated» определено несколько раз для различного содержимого Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «autogenerated» определено несколько раз для различного содержимого Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «autogenerated» определено несколько раз для различного содержимого Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневника Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневника Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневника фрейлина двора. — 1990. Сон юности. Воспоминания великой княжны Ольги Николаевны. 1825—1846. Кавелин К.Д. Из дневника 1857 г. // Кавелин К.Д. Собрание сочинений.II т.СПб,1898г.С.1167 Милютин Д.А. Дневник 1878-1880. С.253 Залесская М. Людвиг II.М, 2012.С,120.

http://www.kreml.ru/exhibitions/virtual-exhibitions.kostyum-rossiyskikh-imperatorov-i-imperatrits-iz-sobraniya-muzeev-kremlya/aleksandr-ii/

Игорь Зимин. Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых Федорченко В. И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий. Т.2. Красноярск, 2003. Зимин И. Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых. — М., 2011. Милютин Д.А. Дневник. т.2. 1876-1877.C.101 Милютин Д.А. Дневник. т.2. 1876-1877.С.43, С.56 Тютчева А. Ф. Воспоминания. — М.: И. В. Захаров, 2002. Кропоткин П. А. Записки революционера. — СПб.: Азбука, 2011. Сон юности. Записки дочери императора Николая I Великой княжны Ольги Николаевны, королевы Вюртембергской Валуев П.А. Дневник П. А. Валуева, министра внутренних дел. В двух томах.Т.2., С.46. Сон юности. Записки дочери императора Николая I Великой княжны Ольги Николаевны, королевы Вюртембергской Сборник Александр Третий: Воспоминания. Дневники. Письма. — С. 313. Толстая А. А. Записки фрейлины. Печальный эпизод из моей жизни. Игорь Зимин: Люди Зимнего дворца. Монаршие особы, их фавориты и слуги Милютин Д.А. Дневник.т.3.1878-1880.С.20 Толстая А. А. Записки фрейлины.«Печальный эпизод из моей жизни». Александр Третий: Воспоминания. Дневники. Письма. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001. Дневник наследника Цесаревича великого князя Александра Александровича. — 1880. Романов К.К. Дневники. Воспоминания. Стихи. Письма. М., "Искусство", 1998. Сборник Александр Третий: Воспоминания. Дневники. Письма. — С. 326. Милютин Д.А. Дневник. 1878-1880. С.252. Романов К.К. Дневники. Воспоминания. Стихи. Письма. М., "Искусство", 1998. "Императрица Мария Александровна. 1824-1880. СПб, 1881 г." Кудрина Ю.В. Мария Федоровна. М., 2009 г. Родословная книга Всероссiйскаго дворянства. // Составилъ В. Дурасов. — Ч. I. — Градъ Св. Петра, 1906. Глава Чувашии посетил Мариинско-Посадский район. Чувашская республика. Официальный портал органов власти. 9 августа 2013 Фото с открытия памятника Томские скульпторы изготовили скульптуру императрицы Марии Александровны. — TOMSKNEWS.COM. http://tvkultura.ru/article/show/article_id/22018/

Ссылки

Мария Александровна в Викицитатнике? Мария Александровна в Викитеке? Мария Александровна на Викискладе? Сайт об императрице Марии Александровне Супруг императрицы Марии Александровны Император Александр II Меглицкий Г. Т. Письмо к А. И. Голубовой / Сообщ. П. Я. Виноградовым // Исторический вестник, 1891. — Т. 43. — № 1. — С. 282—286. Яковлева А. И. Воспоминания бывшей камер-юнгеферы императрицы Марии Александровны // Исторический вестник, 1888. — Т. 31. — № 1. — С. 147—174; № 2. — С. 393—413; № 3. — С. 593—606. Стихи Ф.И. Тютчева, посвящённые Марии Александровне [3]


Императрица Российская с 1885 по 1880 год.

view all 22

Maria Alexandrovna's Timeline

1824
August 8, 1824
Darmstadt, Großherzogtum Hessen und bei Rhein, Deutscher Bund
August 26, 1824
Darmstadt, Starkenburg, Hesse-Darmstadt
1841
1841
Age 16
Russia - aka Maria Alexandrovna
1842
August 30, 1842
Age 18
Zarskoje-Sjelo
1843
September 20, 1843
Age 19
St Petersburg, St Petersburg, Russia
1843
Age 18
Царское Село, Российская Империя
1845
February 26, 1845
Age 20
Санкт-Петербург (Sankt-Pietierburg), Russia
February 26, 1845
Age 20
Санкт-Петербург, Российская Империя
1847
April 22, 1847
Age 22
St. Petersburg, Russia