Georges Charles de Heeckeren d'Anthès, baron de Heeckeren

Is your surname de Heeckeren d'Anthès?

Research the de Heeckeren d'Anthès family

Georges Charles de Heeckeren d'Anthès, baron de Heeckeren's Geni Profile

Share your family tree and photos with the people you know and love

  • Build your family tree online
  • Share photos and videos
  • Smart Matching™ technology
  • Free!

Georges Charles de Heeckeren d'Anthès

Russian: барон Жорж Шарль Дантес
Birthdate:
Birthplace: Colmar, Colmar-Ribeauvillé, Grand Est, France
Death: November 02, 1895 (83)
Soultz Haut Rhin, Thann-Guebwiller, Grand Est, France
Immediate Family:

Son of Joseph Conrad, baron d'Anthès and Maria Anna Louise d'Anthès
Husband of Catherine de Heeckeren d'Anthès, baronne de Heeckeren (Gontcharova)
Father of Mathilde Eugénie Metman; Berthe Joséphine, comtesse Vandal; Léonie Charlotte de Heeckeren d'Anthès and Georges de Heeckeren d'Anthès, baron de Heeckeren
Brother of Marie-Eugénie, comtesse de Cerzé de Lusignan (d'Anthès); Alphonse Lothaire d'Anthès; Frédérique Adélaïde de Heeckeren d'Anthès and Clotilde Mertian (d'Anthès)

Occupation: Officier de la Garde du Tsar, homme politique, député et sénateur du Haut-Rhin, Commandeur de la Légion d'honneur
Managed by: Private User
Last Updated:

About Georges Charles de Heeckeren d'Anthès, baron de Heeckeren


http://fr.wikipedia.org/wiki/Georges-Charles_de_Heeckeren_d'Anthès

http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/pss/pss32902.htm


http://de.wikipedia.org/wiki/Georges-Charles_de_Heeckeren_d%E2%80%99Anth%C3%A8s

====

Baron Georges-Charles de Heeckeren d'Anthès (5 February 1812 – 2 November 1895) was a French military officer and politician. Despite his later career as a senator under the Second French Empire, d'Anthès's name is most famous because he killed his brother-in-law Alexander Pushkin, the great Russian poet, in a duel.

Born in Colmar to aristocratic Alsatian parents, the first boy among six children, he was destined for a military career. He was therefore sent to Saint-Cyr, the premier French military academy, and, in 1830, as cavalry officer, he supported Charles X's party during the July Revolution. After the exile of the latter, d'Anthès refused to serve under the July Monarchy, resigned from the army and withdrew to his father's home in Alsace.

As he was authorized by the French government to serve abroad without losing his nationality, he set off for Prussia, then for Russia. In St. Petersburg, he succeeded in entering the Knights Guards of the Empress as cornet. Two years later, in 1836, he became lieutenant.

His family ties and good looks gave him access to St. Petersburg high society. It was there that he met the Dutch plenipotentiary to the court, Baron Heeckeren. After a lengthy correspondence and a journey to Alsace, the latter proposed to d'Anthès's father to adopt the son as his heir. After the agreement of the King of the Netherlands, Georges-Charles d'Anthès took the name of Georges-Charles de Heeckeren d'Anthès.

From booklet by Prince A. Trubetskoy: "...some pranks was usual to him [d'Anth%C3%A8s], however all the pranks were quite inoffensive and usual to the youths but one, of which we learnt much later. I don't know what to say: whether he took Heeckeren or Heeckeren took him... Judging by all, ... in the intercourse with Heeckeren he was a passive partner".

D'Anthès met Pushkin and his wife, Natalia, a beautiful and flirtatious young woman who had many admirers. D'Anthès courted her in a compromising way. When finally refused by Natalia Pushkina, D'Anthès, together with his adoptive father, produced multiple copies of an anonymous lampoon on Pushkin and sent them to a number of Pushkin's closest friends, as well as to Pushkin himself. The lampoon was a mock letter awarding Pushkin the title of Deputy Grand Master and Historiographer of the Order of Cuckolds. In the complicated affair that ensued, D'Anthès married Natalia's sister, Yekaterina Goncharova, on 10 January 1837. It has been suggested that d'Anthès's engagement and marriage to Natalia's sister was devised to contradict society gossip that he was in pursuit of Natalia. In any event, this was not enough to settle the conflict between the two new brothers-in-law. After marrying Yakaterina, D'Anthès continued to behave provocatively with Natalie, instigating a new duel challenge.

On the evening of 27 January 1837, d'Anthès fired first, mortally wounding Pushkin in the stomach. Pushkin, who had fought several duels, managed to rise and shoot at d'Anthès, but only wounded him lightly in the right arm. As he lay on his deathbed suffering from a gunshot wound, Pushkin sent a message to d'Anthès pardoning him of any wrongdoing. Pushkin died two days later, after which d'Anthès was imprisoned at Peter and Paul Fortress in St. Petersburg. Dueling was illegal in Russia, and d'Anthès was called to court, but he was pardoned by the Emperor. Stripped of his rank, he was escorted back to the frontier and ordered to leave Russia permanently. In Berlin, he was joined by his wife, and the couple returned to France, in his father's region. There he began a successful political career: as first president of the local assembly, then member of the National Constituent Assembly from 1848 to 1852, and, at last, irremovable senator from 1852 to 1870.

His wife died on 15 October 1843 while giving birth to their fourth child. He died on 2 November 1895 at his family house of Soultz-Haut-Rhin (Sulz/Oberelsaß), then part of the German Empire.

https://en.wikipedia.org/wiki/Georges-Charles_de_Heeckeren_d%27Anth%C3%A8s

О Georges Charles de Heeckeren d'Anthès, baron de Heeckeren (русский)

Жорж Дантес — родственник и Пушкина, и его жены. Его двоюродная бабушка, графиня Елизавета Фёдоровна (урождённая Шарлотта-Амалия-Изабелла Вартенслебен) — жена русского дипломата А. С. Мусина-Пушкина, родственника шестиюродного брата Н. П. Мусиной-Пушкиной, бабушки Н. Н. Пушкиной

Жорж Шарль Данте́с (точнее — д’Анте́с), после усыновления носил фамилию Ге́ккерн (фр. Georges Charles de Heeckeren d'Anthès, в российских документах — Гео́рг[1] Карл де Геккере́н[2]; 5 февраля 1812, Кольмар, Верхний Рейн, Франция — 2 ноября 1895, Зульц-Оберэльзас, Эльзас-Лотарингия, Германская империя) — французский монархист, офицер-кавалергард, по вероисповеданию католик[3]. В 1830-е годы жил в России. Впоследствии занимался политикой, был сенатором Франции. Известен прежде всего как человек, смертельно ранивший на дуэли А. С. Пушкина.

Дантес родился в Эльзасе в небогатой дворянской семье. Учился в Сен-Сирской военной школе, откуда, как говорили, был исключён за легитимистские взгляды (по другим данным, через десять месяцев обучения, не желая служить Луи-Филиппу, уволился по собственному желанию).
По свержении Бурбонов во Франции (1830), участвовал в вандейском восстании (1832), поднятом герцогиней Марией Беррийской (жена второго сына французского короля Карла X). Поступил на военную службу в Пруссии, пользовался покровительством принца Вильгельма Прусского, однако получил всего лишь чин унтер-офицера. По совету принца и с его рекомендательным письмом, адресованным генерал-лейтенанту В. Ф. Адлербергу, уехал в Россию[6]. По другим данным, имел рекомендацию герцогини Беррийской российскому императору Николаю I[4]. Поступил в гвардию после облегчённого офицерского экзамена (без экзаменов по русской словесности, уставам и военному судопроизводству). Зачислен корнетом высочайшим приказом от 8 февраля 1834 года в кавалергардский полк. По утверждению А. Н. Аммосова: «императрице было угодно, чтобы Дантес служил в её полку» и «во внимание к его бедности, государь назначил ему от себя ежегодное негласное пособие».
Был введён в светское общество Петербурга бароном Луи Геккерном, с которым, вероятно, познакомился по пути в Россию, находившимся в Петербурге в качестве министра (посланника) нидерландского двора. В 1836 году — поручик кавалергардского полка. Впоследствии, в 1836 году, барон Геккерн усыновил Дантеса. Мать Дантеса умерла в 1832 году, но был жив отец. Он «с благодарностью принял это совершенно необычное предложение»[8]. 15 июня 1836 года последовал высочайший указ о разрешении «поручику барону Дантесу именоваться бароном Геккереном». Усыновление было официально признано в России. Разрешением короля Нидерландов и Высшего совета знати в мае 1836 года Дантесу было предоставлено голландское подданство, он был включён в голландское дворянство и получил возможность носить фамилию Геккерна. Впоследствии оказалось, что по формальным основаниям голландского подданства он не получил, хотя голландским дворянином остался. Геккерн, как усыновитель, не соответствовал требованиям законов страны: ему было менее 50 лет, его знакомство с Дантесом продолжалось всего 3 года. К тому же усыновляемый должен был быть несовершеннолетним. Но даже если бы согласие на усыновление было получено, его оглашение должно было состояться не ранее, чем через год, то есть 5 мая 1837 года. Таким образом, Геккерн и Дантес прибегли к обману. Это усыновление при живом отце удивило светский Петербург, многие считали Дантеса дальним родственником или даже побочным сыном Геккерна. П. Е. Щёголев, изучив родословную Дантеса, доказал, что родства не существовало. Отсутствуют и факты, подтверждающие, что он побочный сын Геккерна. Некоторые из исследователей аргументированно считают (в том числе опираясь на слова друзей Дантеса, таких, как князь А. В. Трубецкой), что барон и Дантес находились в гомосексуальной связи. «За Дантесом водились шалости, — констатировал князь Трубецкой, — но совершенно невинные и свойственные молодёжи, кроме одной, о которой мы, впрочем, узнали гораздо позже. Не знаю, как сказать: он ли жил с Геккерном или Геккерн жил с ним… Судя по всему, в сношениях с Геккерном он играл только пассивную роль».
Согласно опубликованным в 1863 году воспоминаниям секунданта Пушкина К. К. Данзаса, записанным Аммосовым, Дантес имел «какую-то врождённую способность нравиться всем с первого взгляда <…> пользовался очень хорошей репутацией и заслуживал её вполне, если не ставить ему в упрёк фатовство и слабость хвастать своими успехами у женщин»[12]; Данзас также утверждал, что Дантес был обязан началом своих успехов в России графине Дарье Фикельмон, к которой имел также рекомендательное письмо[~ 1]. Согласно сообщению Данзаса Фикельмон представила его Императрице Александре Фёдоровне [14][~ 2]. Вместе с тем, публикатор петербургской части (1829—1837) дневника Фикельмон С. Мрочковская-Балашова отмечает, что имя Геккерна в записях графини появляется не раз, однако, Дантес упоминается только в связи с дуэлью Пушкина[15]. В. М. Фридкин, посетивший родовой дом Дантесов в Сульце в 1978 году, получил от местного общества любителей истории справку, в которой указано, что начать карьеру в Петербурге Жоржу Дантесу помог его дядя по матери, граф фон Гатцфельд. [%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D1%8C]Дуэль с Пушкиным. Выдворение из России

Основная статья: Последняя дуэль и смерть А. С. Пушкина

Екатерина Гончарова. Портрет работы неизвестного художника. 1830-е годы

Приказ о разжаловании в рядовые поручика Дантеса. 22 декабря 1837 В 1835 году в Аничковом дворце Дантес знакомится с женой Пушкина Натальей Николаевной. 4 (16) ноября 1836 года городская почта доставила Пушкину и нескольким его друзьям анонимный пасквиль, который присваивал Пушкину «диплом рогоносца»; в дипломе содержался косвенный намёк на внимание к Н. Н. Пушкиной не только Дантеса, но и царя. Александр Сергеевич счёл письмо исходящим от Геккерна-отца (до сих пор неизвестно, был ли он прав; во всяком случае доказано, что сохранившиеся экземпляры написаны не Геккерном и не Дантесом) и немедленно послал Дантесу немотивированный вызов на дуэль. Геккерн, получивший вызов (Дантес дежурил в казарме), попросил отсрочку на сутки, а потом - на две недели, на что Пушкин согласился. Н. Н. Пушкина, узнав о вызове, связалась с Жуковским, и тот, вместе с её тёткой, начал переговоры с Пушкиным и Геккернами. Жуковский пытался убедить поэта отказаться от дуэли, на что тот не соглашался. Однако через неделю после вызова Жорж Дантес сделал предложение Екатерине Гончаровой — сестре Натальи Николаевны и соответственно свояченице Пушкина. Так как Дантес стал женихом Екатерины, Пушкин был вынужден отозвать свой вызов. 10 января 1837 года Екатерина Гончарова стала женой Геккерна-Дантеса. Впоследствии она родила ему четверых детей и умерла после родов, в 1843 году, на седьмом году замужества.

Однако конфликт между Пушкиным и Геккернами не был исчерпан, и вскоре после брака Дантеса с Екатериной началось распространение в свете слухов и шуток («казарменных каламбуров») по адресу Пушкина и его семьи. 26 января (7 февраля) 1837 года Пушкин отправил старшему Геккерну письмо (в своей основе сочинённое ещё во время первого конфликта в ноябре), где, чрезвычайно резко характеризуя как отца, так и приёмного сына, отказывал им от дома. В письме Пушкин, среди прочего, утверждал, что молодой Геккерн «malade de vérole» («болел сифилисом»)[17], что было переведено в военно-судном деле о дуэли как «венерическою болезнию»
В тот же день Геккерн объявил Пушкину, что его вызов в силе, и Дантес готов принять его. 27 января (8 февраля) под Петербургом состоялась дуэль, на которой Пушкин был смертельно ранен в живот (скончался 29 января). Ответным выстрелом Пушкин легко ранил Дантеса в правую руку. О произошедшей дуэли (согласно законам, тяжком преступлении) было доложено по военному начальству. 29 января 1837 года командующий Отдельным гвардейским корпусом (в состав Корпуса входил Кавалергардский Ея Величества полк, в котором состоял поручик Дантес-Геккерн) генерал-адъютант Карл Бистром, узнав о дуэли, всеподданейше донес о сем ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ; ЕГО же ВЕЛИЧЕСТВО того ж 29-го числа ВЫСОЧАЙШЕ повелеть соизволил: «судить военным судом как Геккерена и Пушкина, так равно и всех прикосновенных к сему делу, с тем, что ежели между ними окажутся лица иностранные, то неделая[19] им допросов и не включая в сентенцию Суда, представить об них особую записку, с означением токмо меры их прикосновенности».
Военный суд первой инстанции (полковой) приговорил, в предварительном порядке, Дантеса и пушкинского секунданта К. К. Данзаса к смертной казни — по законам времён Петра I. Приговор докладывался вверх по начальству; в итоге определение Генерал-аудиториата А. И. Ноинского от 17 марта 1837 года предлагало: Геккерена, — лишив чинов и приобретённого им Российского дворянского достоинства, написать в рядовые, с определением на службу по назначению Инспекторского Департамента; в отношении секунданта Пушкина подполковника Данзаса предлагалось, принимая во внимание его боевые заслуги и иные смягчающие вину обстоятельства, ограничиться арестом ещё на 2 месяца (он уже был под арестом), после чего — обратить по прежнему на службу <…> преступный же поступок самого камер-юнкера Пушкина <…> по случаю его смерти предать забвению.
На докладе Ноинского 18 марта того же года была начертана Высочайшая конфирмация: Быть по сему, но рядового Геккерена, как не русского подданного, выслать с жандармом заграницу, отобрав офицерские патенты.

Поздняя карьера и смерть
Жорж Шарль де Геккерн Дантес — мэр Сульца. Около 1855 Первые годы после отъезда из России жил в Сульце и Париже. В 1843 году избран членом Генерального совета департамента Верхний Рейн. Позднее был председателем Генерального совета и мэром Сульца[23]. После свержения Луи-Филиппа в апреле 1848 года избран депутатом по округу Верхний Рейн-Кольмар. Через год переизбран в Учредительное собрание. В мае 1852 года принц-президент (будущий император) Луи-Наполеон, готовивший государственный переворот, посылает Дантеса с неофициальным поручением к трём европейским монархам: российскому и австрийскому императорам и прусскому королю. Дантес удачно выполнил возложенную на него миссию. Встреча Николая I и Дантеса состоялась в Потсдаме. Соглашаясь на аудиенцию, император приказал:
…предупредить, что он не может принять его в качестве представителя иностранной державы вследствие решения военного суда, по которому он был удалён с императорской службы. Если же он хотел бы явиться как бывший офицер гвардии, осуждённый и помилованный, то его величество был бы готов выслушать то, что он желал бы ему сказать от имени главы французской Республики[24] (депеша канцлера Нессельроде послу в Париже Киселёву от 15 (27) мая 1852). В благодарность за оказанные услуги Наполеон III назначает его несменяемым сенатором[25]. Многие годы Дантес был связан с русским посольством в Париже и являлся его осведомителем: посол Киселёв писал канцлеру Нессельроде 28 мая 1852 года: Господин Дантес думает, и я разделяю его мнение, что Президент (Луи-Наполеон) кончит тем, что провозгласит империю.
13 марта 1881 года, в воскресенье, князь Орлов в шифрованной телеграмме министру иностранных дел передал следующее: Барон Геккерн-д’Антес сообщает сведение, полученное им из Женевы, как он полагает, из верного источника: женевские нигилисты утверждают, что большой удар будет нанесён в понедельник. Речь шла о покушении на Александра II.
В 1848 году Дантес начал судебный процесс против Гончаровых (и в ущерб интересов семьи Пушкина) о взыскании с них наследства покойной жены. Несколько раз по этому делу он обращался с письмами к Николаю I. В 1851 году император передал одно из прошений Дантеса А. Х. Бенкендорфу с целью «склонить братьев Гончаровых к миролюбивому с ним [%D0%94%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%81%D0%BE%D0%BC] соглашению». В 1858 году опека над детьми А. С. Пушкина приняла решение об отклонении претензии[27]. 12 августа 1863 года Дантес получил звание офицера Почётного легиона, 14 августа 1868 года был повышен в звании до командора. Революция 14 сентября 1870 года, упразднившая Вторую империю, вынудила его вернуться к частной жизни.
По рассказу внука Дантеса — Луи Метмана:
«Дед был вполне доволен своей судьбой и впоследствии не раз говорил, что только вынужденному из-за дуэли отъезду из России он обязан своей блестящей политической карьерой, что, не будь этого несчастного поединка, его ждало незавидное будущее командира полка где-нибудь в русской провинции с большой семьёй и недостаточными средствами».

Могила Жоржа Дантеса Писатель «прекрасной эпохи» Поль Эрвье (1857—1915) встречал Дантеса в конце жизни в клубе «Cеркль эмпериаль» на Елисейских Полях:
В течение нескольких лет, каждый вечер около шести часов, я видел как по салонам Клуба, куда я приходил читать газеты, проходил похожий на бобыля высокий старец, обладавший великолепной выправкой. Единственное, что я знал про него, так это то, что за шесть десятков лет до того — да, в таком вот дальнем прошлом! — он убил на дуэли Пушкина. Я лицезрел его крепкую наружность, его стариковский шаг… и говорил себе: «Вот тот, кто принёс смерть Пушкину, а Пушкин даровал ему бессмертие, точно также как Эфесский храм — человеку, который его сжёг».
Дантес скончался в семейном имении Сульц, окружённый детьми и внуками. Похоронен в Сульце рядом с бароном Геккерном.

В 1909—1910 годах в Париже были опубликованы трёхтомные мемуары под псевдонимом d’Ambés, авторство которых иногда приписывают Дантесу.

view all

Georges Charles de Heeckeren d'Anthès, baron de Heeckeren's Timeline

1812
February 5, 1812
Colmar, Colmar-Ribeauvillé, Grand Est, France
1837
October 19, 1837
1839
April 5, 1839
1840
April 3, 1840
1843
September 22, 1843
1895
November 2, 1895
Age 83
Soultz Haut Rhin, Thann-Guebwiller, Grand Est, France